Размер шрифта:
Цвета сайта:
Настройки:

Интервал между буквами (Кернинг):

Стандартный Средний Большой

Размер шрифта:

14 20 28

Муниципальное казенное учреждение культуры «Районная централизованная библиотечная система» муниципального образования «Сычевский район» Смоленской области
Версия для слабовидящих
8 (48130) 4-11-81

Народ Сычёвского уезда в Отечественной войне 1812г

Картинки по запросу 1812г

12 июня 1812 года более чем  350-тысячное войско «Великой армии» Наполеона перешло Неман и вступило в пределы Российской империи. Так началась  русско-французская война 1812-1814 гг., вскоре превратившаяся в Отечественную войну русского народа  против очередной агрессии западных соседей.

Русская армия насчитывала в тот момент на своём западном рубеже не более 210 тысяч.  Но уже 29 июня дворянский предводитель Смоленской губернии С.И.Лесли  на созванном им совещании  обсуждает с уездными предводителями меры по защите Отечества и план действий, принимает проект устройства губернского дворянского ополчения.  4 июля в Дриссу в ставку Александра I направляется делегация смоленских дворян с предложением государю принять  пожертвование Смоленской губернии в помощь армии - 20 тысячное дворянское губернское ополчение.  Император с благодарностью принимает жертвенный порыв смоленских дворян и направляет 6 июля адъютанта кн. Трубецкого в Москву с Манифестом о всеобщем ополчении.

         Сформировавшееся к концу июля ополчение сыграло свою роль в содействии армии по устройству оборонительных сооружений,  в конвоировании пленных, в охране обозов.  Приходилось ополченцам и действовать на полях сражений под обстрелом неприятеля. В августе, ещё до Бородинского сражения создаются первые армейские партии для действия в тылу противника. Так отряд  легендарного Дениса Давыдова помимо казаков включал полторы сотни гусар Ахтырского полка. Подобные летучие партии наводили ужас на оккупантов и ограничивали их действия большой дорогой.

         Ещё раньше, в уездах, подвергшихся грабежам и разбою неприятельских вояк, стали возникать группы и  отряды охраны и самообороны.  Именно это движение превратило войну в Отечественную.

Наполеоновские полчища грозной лавиной по старой Смоленской дороге приближались к Москве. 8 уездов Смоленской губернии были заняты врагом. Сычёвский уезд остался свободным. Но удалённость Сычёвского края от большой дороги не спасла его то набегов отрядов французской армии. Сычёвский уезд осенью 1812 года стал ареной ожесточённых схваток местных партизан и армейских подразделений наполеоновской армии, часто вторгавшихся на территорию округи. Настоящие бои происходили регулярно, начиная с 18 августа. Благодаря предусмотрительности дворянского предводителя уезда Николая Матвеевича Нахимова, Сычёвский уезд, как никакой другой в губернии, оказался готовым к предстоящим испытаниям.

Отправив в 20-ых числах июля в Дорогобуж 1310 ратников Сычёвского ополчения, предводитель занялся непосредственной организацией вооружённых групп крестьян и обывателей по всему уезду.

17 августа французы заняли Вязьму и уже на следующий день несколькими отрядами вошли в Сычёвский уезд. Один из них двигался в направлении самой Сычёвки. С какой целью неприятель стремился на север от большой дороги? Возможно, он знал, что в Сычёвку должны были свезти значительное количество продовольствия и фуража для снабжения армии.

Сразу после вступления французской армии на территорию Российской империи Высочайше определены были пункты накопления необходимых запасов для действующей армии. Ими в северной части Смоленской губернии стали Белый, Сычёвка, Вязьма и Гжатск. Стремительно менявшаяся обстановка внесла свои коррективы, и таким пунктом осталась единственно Сычёвка. В магазины города должны были завести 116,952 пуда муки, 10,960 пудов крупы и 151,176 пудов овса. Но завоз, едва начав, вынуждены были остановить. Об этом можно прочесть в переписке генерал-квартирмейстера, хранящейся в ГАСО (Государственный архив Смоленской области).

Отряд, направлявшийся к Сычёвке, скорее всего, распался на партии мародёров, которых грабёж встречных дворянских гнёзд и храмов привлекал в первую очередь. На свою беду они не знали, что Сычёвский уезд готовился к встрече с ними и окажется весьма негостеприимным.

Нахимов в чрезвычайной обстановке рапортует Кутузову как своему непосредственному начальнику, вполне сознавая, какое значение для главнокоман-дующего, принявшего решение об отступлении, будет иметь известие о начале народной войны на оккупированной врагом земле.

Из рапорта сычёвского предводителя дворянства Н.Нахимова М.И.Кутузову от 3 сентября 1812 года за №162:

«Светлейшему Князю, Главнокомандующему всей Российской армии и разных орденов кавалеру Михайле Ларионовичу Голенищеву-Кутузову от Сычёвского дворянства предводителя Николая Нахимова, рапорт.

         За должное поставлю донести Вашей Светлости, что неприятель, проходя Вяземскую округу, входил разными отделениями и в Сычёвскую, делал убийства, грабительства, сжигал дома господские и селения крестьян, а скот, лошадей и всё имущество забирал с собой; даже и храмы Божии не остались без ограблений. Но как по приближению неприятеля, по предписанию моему, были вооружены в каждом селении крестьяне пиками, учредя по очереди их оных конные разъезды, которые услыша или заметя о неприятеле, должны немедля давать знать господину исправнику и в ближайшие селения, и чтобы из селений вооружённые крестьяне по первому извещению немедленно являлись к назначенному месту, при том убеждая, что за Веру, Отечество и Августейшего Государя нашего не должно щадить жизни.. … и к тому слыша и видя ужасные разорения неприятелем, что, при каждом появлении оных, не только со стремлением стекались вооружённые пиками, но и даже с косами и копьями, и по команде исправника, не страшась пуль и штыков, окружа бросались на неприятеля, поражали их, в плен брали и рассевали,- и делая нападения на неприятельские отряды с 18 числа Августа по 1 Сентября, убито нашими 572, в плен взято 325 человек, в том числе 3 обер-офицера;  с нашей стороны крестьян убито 44 , ранено 67 человек; доставшиеся ж ручья от неприятелей раздаются крестьянам и обращаются на поражение их, а в недостатке пороху и пуль мною и исправником снабжаются.

         О таковых подвигах Сычёвского уезда крестьян и в оном иногда участвующих купцов и мещан города Сычёвок под руководством подпоручика Богуславского, содействующих, за счастие поставлю донести Вашей Светлости.

Сычёвского дворянства предводитель Николай Нахимов, 1812 года Сентября 3 дня №162 города Сычёвки». (ГАСО ф. № 1, оп. № 1, д. № 111 (1813г.), л. 20, 20 об., 20 а).

«Сычёвское  население, по всегдашней готовности к благу общему, тогда сделало пожертвование для Российского войска сухарей 6370 пудов, с отправлением их на собственных подводах в разные места, по распоряжении начальства. отпущено особо воинским командам: ржи 5805 четвертей 5 четвериков 5 гарнцев, овса 854 четверти 5 четвериков 1 гарнец. На содержание пленных употреблено 158 четвертей. От казённых имений отпущено - ржи 854 четверти 5 четвериков, овса 145 четвертей 7 четвериков 5 гарнцев. Жители города Сычёвка содержали 17 троек почтовых лошадей, на что употреблено 1000 рублей.

Из крестьян Агапий Иванов, Сергей Миронов, экономической Баскаковской волости голова Василий Никитин, бурмистр Максим Васильев, крестьяне  Андрей Степанов, Антон Антонов – вооружа крестьян, господ своих, начальствуя над ними, одушевляли их благоразумными внушениями к единодушным подвигам, к изгнанию неприятеля из Сычёвского уезда; наводили с  мужественной неустрашимостью на неприятеля; поражали отряды, и значительное число было взято в плен, с отправлением в город Сычёвку; за это и храбрость получили всемилостивейшие награды-знаки отличия военного ордена Святого Георгия с серебряными медалями в память 1812 года».

Когда через уезд потянулись беженцы от надвигающейся враждебной лавины, и многие сычёвские помещики стали собираться с семьями в соседние губернии, когда управление Смоленской губернией было утрачено, и нужно было принимать срочные меры, чтобы не дать возобладать паническим настроениям, дворянский предводитель берёт на себя всю ответственность за положение в уезде. Действительно, губернатор К.И.Аш вместе с епископом Иринеем срочно покинули Смоленск 5 августа, направившись по слухам в Дорогобуж. Смоленск к эвакуации не готовился, чудом, благодаря инициативе вице-губернатора Аркадия Алымова, удалось в последний момент вывести 3 миллиона казны, гербовой бумаги на миллион и благополучно препроводить в Кострому.

 Последним распоряжением, дошедшим до Нахимова, довольствование Смоленского ополчения губернатор возложил на Сычёвский уезд.

Часть губернского ополчения, включая Сычёвские батальоны, отходила вместе с армией, остальные, числом не менее 10 тысяч, сошлись на три недели в Сычёвский уезд. И уже 1 августа начальник ополчения генерал-лейтенант Н.П.Лебедев доносит из Сычёвок Главнокомандующему 1-ой западной армией и Военному министру: «…имели провизии на 10 дней, но к 1 августа она закончилась, теперь же продовольствуется ополчение от Сычёвского уезда, оно не может быть продолжительно по недостатку провианта в уезде. Прошу Ваше Высокопревосходительство не оставить меня распоряжением: откуда я должен иметь продовольствие, дабы в случае похода в другие губернии вверенное мне ополчение не терпело нужды».

Что мог ответить Барклай-де-Толли или Военный министр Горчаков на призывы о помощи начальника ополчения? Выступая в самом начале июля с инициативой сбора 20-тысячного дворянского ополчения, Смоленский предводитель Сергей Иванович Лесли все затраты по организации и снабжению ополчения возлагал на дворян в уездах. Видимо, Сергей Иванович исходил из того, что враг будет остановлен ещё на подступах к Смоленской губернии доблестной русской армией при решающем участии Смоленского ополчения...

Сычёвцы делились с ополченцами своими скудными запасами пока не пришёл приказ выдвинуть ополчение к Можайску.

В составе Смоленского ополчения, по официальным данным насчитывавшего 12143 человек, числилось 1310 ратников из Сычёвского уезда. Ополченцами в основной своей массе, были крепостные и государственные крестьяне.

Вот что писали газеты о Сычевском уезде в 1812 году :

№ 74 «СЕВЕРНАЯ ПОЧТА» от 14 сентября 1812 года.

-- Мы получили здесь уведомление, что Смоленской губернии Сычевского уезда крестьяне села Тесова, стоящего в 50 верстах от города Гжатска, писали к своей помещице, Госпоже Подполковнице Логиновой, от 2 сентября, что 29 Августа Исправник тамошняго уезда Г.Богуславский приехал к ним, и собрав мужиков, вооруженных по приказанию помещицы пиками, велел им во всех случаях обороняться от неприятеля. Мы исполнили с большою охотою сие приказание, и на другой же день 130 человек переколоти, и там же на месте похоронили; а 60 Французов перевязали и отвели в город Сычевки. У нас же убито было при сем только двое дворовых людей, да четыре мужика тяжело ранены. Теперь мы начинаем убирать хлеб, и по сие время у нас все спокойно.

-- Дай Бог здравствовать Сычевскому уезду, пишет сюда одна девица, воспитывавшаяся здесь в мещанском отделении общества благородных девиц, и ныне живущая в Тверской Губернии в Зубцовском уезде. Там, то есть в Сычевском уезде, собрались из всех мест крестьяне и мещане, с косами, топорами, вилами, пиками, и объявили, что они ни на пядь не пойдут из своего уезда, пока останутся только в живых. Ими командует теперь один отставной Майор -- жаль что она не назвала его миени -- и здесь получаются об них весьма хорошие известия. Во многих с Французами сшибках удалось уже им более тысячи человек положить на месте, да в плен взять около трех сот. С пленными говорила я по Французски, пишет та девица; они жалуются крайне на сих необразованных воинов, и говорят, что они бъют неприятелей без всякой пощады. -- Таким образом можно надеяться, что с помощюь Божиею, и мужеством наших соседей, неприятель не коснентся никак нашего уезда. -- Какая разница между селениями, коих крестьяне обороняются, и бъют неприятелей, и между теми, в коих Французы не встречают обороны!

№ 75 «СЕВЕРНАЯ ПОЧТА» от 18 сентября 1812 года.

ПРИБАВЛЕНИЕ к "СЕВЕРНОЙ ПОЧТЕ" №75

СРЕДА, Сентября 18 дня 1812 года.

САНКТПЕТЕРБУРГ, 18 Сентября.

Мы сообщаем здесь читателям нашим точную копию с письма от одного земскаго, управляющего деревнею, к своему господину, от 1 числа сего сентября из Смоленской Губернии.

"Имею донести, что Смоленск, Доргобуж, Вязьма и Гжатск Французами взяты. Почты нашей не имеется. От набегов Французских пришло посторонним смежным вотчинам около нас совсем разорение; сколько хлеба печеного, или муки и овса у крестьян найдут, то все Французы поберут; а также и скота, лошадей, коров и овец, все без остатка берут и угоняют в свою армию. Шести окрестных у нас деревень все крестьяне и управляющий, из своих домов выступили, и выехали в чужие вотчины, и им весьма было от Французов много притеснений. Некоторые деревни совсем вызжены, и крестьян покололи; хлеб, имущество и скот у крестьян Французы поразграбили. Я один только со своей вотчины никуда не выезжал, и никого крестьян не пустил; а всех собрал и вооружил пиками, и некоторую часть ружьями, и от Французов отбивался. В четырех верстах от нас Французы храм Божий разломали, а я их со своими крестьянами 15 человек Французов на месте положил; и еще в другом селе храм Божий разломали, а я некоторых посторонних вотчин крестьян к себе пригласил и подговорил, и поехал на сражение, и некоторую часть Французов на месте положили, а одного в плен взял и в город отослал. Французы огнем жгут многие вотчины; теперь у нас такой страх и ужас, что все своих домов и работ лишаются, только почитай и работы, что от Французов отбиваемся. Извините меня, что я так долго вас не извещаю: тому причиною, что в городе Гжатске нашей почты не имеется, а в Сычевке все присутственные места и архивы вывезены в город Зубцов, и в Сычевке тоже почты не имеется; да к тому ж почитай каждый день я со своими крестьянами и прочими вотчинами на сражении. Французы набегают по близости около нас в чужие вотчины по 50, 20, 15 и 10 человек, и мы против их вооружаемся и не допущаем их в свою вотчину; а теперь уже не знаю как Бог нам поможет. Днем ездим на лошадях верхами с объездом от неприятеля, а ночь караулим, чтобы не ворвались в нашу вотчину. Прежде сего посланы были наши крестьяне, по предписанию от вышнего Начальства, в город Вязьму с сухарями и сеном; некоторые и по сие время не явились, а взяты в полон Французами; а которые явились, и те убежали от Французов, но без лошадей, которых у них отняли неприятели. Сие донесение препровождается через город Зубцов. Также и вы извольте нас известить при оном великомучительном и удивительном нещастии через город Зубцов; а мы там уже можем оное получить. При сем посылаем мельничный план, который написан на черно давно, и не так то верно; а теперь писать некогда. В городе Гжатск наших жителей, то есть купцов и всякого звания никого не имеется, а только одни неприятели. В церкви у Казанской Божией Матери поставлены Французские лошади, и некоторые домы все повызжены; а теперь неприятель подошел уже под Можайск."

Как сие письмо, так и другие помещенные в Северной Почте достоверные известия о варварских поступках Французов, ясно доказывают, что в тех селениях, в коих сии бесчеловечные враги наши не встречают обороны, и где крестьяне бегут и с ними не дерутся, там все селения разграбляется, и предаются огню, а молодые крестьяне берутся во Французские солдаты; напротив же того, где Французы встречают оборону, и где крестьяне, вооруженные по крестьянски топорами, косами, вилами и рогатинами, с ним дерутся и на них нападают, там Французы побеждаются, и их бьют наши храбрые крестьяне во всех сшибках, защищая веру и отечество.

О Боже сотворим силу: и Той уничижить стужающия нам.

________________________________________

№ 79 «СЕВЕРНАЯ ПОЧТА» от 2 октября 1812 года.

СРЕДА, Октября 2 дня 1812 года.

Из РЖЕВА, от 18 Сентября.

Здешния места ныне спокойнее прежняго. Ржевские жители мало по малу возвратились сюда, и из возов начали выкладывать товары на гостинный двор. Неприятеля здесь не видно и не слышно; однакож в городе и уезде учреждены объезды днем и ночью из мещан и поселян, и мы живем очень спокойно. Что касается соседнего Сычевскаго уезда, то, как сказывают, там и ныне продолжаются набеги, и тамошний Исправник имеет довольно Хлопот с неприятелями каждый день, отправляя многих на тот свет, а забираемых в полон отсылая через Зубцов от двадцати до ста человек в день. Продолжая таким образом, он может очистить от Французов, не только свой уезд, но даже выгнать их и из соседственных уездов.

Из ЗУБЦОВА, от 19 Сентября.

Обстоятельства наши относительно неприятелей находятся почти в одинаковом положении. Французы от нас стоят в 45 и 60 верстах, и не делают никакого нападения на наш уезд. В городе же Сычевсках Исправник, ловя ежедневно Французских мародеров, отправляет через наш город партиями по 25, 50 и по 100 человек. Слышно, что он с вооруженными крестьянами большую часть неприятеля побивает на месте, а самую малую токмо берет живыми и пересылает. В здешнем городе приказано всем жителям быть вооруженным, как ружьями, так и пиками, для защиты от набегов неприятельских, и отвращения нападений и грабежа их, каковые они в соседственных городах и селениях производят; однакож в Зубцовском уезде таковых нещастий еще не происходило; а мародеров и у нас иногда ловят.

Из СТАРИЦЫ, от 19 Сентября.

Здесь по слухам известно было, что 10 числа в Волоколамск были Францзские мародеры; потому дабы удостовериться о сем точнее, один из здешних жителей 14 числа отправился на границу нашего уезда в село Латошино, где он от вотчиннаго управителя и узнал, что небольшой токма отряд Французов проезжал в Волоколамск, и обратился потом к Рузе; а 12 числа на защищение здешних границ вступило два полка наших войск: и так теперь с сей стороны мы спокойны. С другой же стороны совершенно защищает нас Сычевской Исправник с своим ополчением, и успокаивает весь Зубцовский и наш уезд. В течении одной недели препровождено от него через здешний город пленных Французов более 500 человек. Жители здешняго города все при домах своих, и не выбирались; а которые и выбрались, то равным образом сим успокоясь, возвращаются в домы свои большими обозами. Ржев и Зубцов сделались теперь безопасным местом для многих жителей соседственных городов Смоленской и Московской губерний, куда каждодневно съезжаются на многих подводах. Здесь слух носится, что будто все направление неприятеля устремлено по Рязанскому тракту; но сего за верное утверждать не можно, потому что нарочно посланные отсюда и из Твери к Москве, далее Клина не поехали. Под Клином стоит ополчение Тверской губернии, для котораго препровождались из ... -----

№ 80 «СЕВЕРНАЯ ПОЧТА» от 5 октября 1812 года.

-- Сычевский Городничий, Надворный Советник Корженковский, прислал сюда донесение от 15 Сентября, что по сделанному им распоряжению, для защиты города Сычевок от нападения неприятельских партий, сами обыватели содержат там караулы, имея при себе ружья, тесаки и пики; по дорогам же наблюдают за тем конные разъезды. к принятию таковых мер предосторожности способствовали ему также члены градской Ратуши, Бурмистр Масленников, Ратманы Денисов и Бандурин, равным образом и Начальник тамошней инвалидной команды, Подпоручик Подлуцкий, который с отличною деятельностью выполняет все то, что только нужно к внутренней безопасности города. Некоторые из тамошних жителей, движимые отличным усердием к общей безопасности, пускаются в разъезды от города верст за тридцать и далее, для открытия Французских мародеров, коих уже множество истреблено.

В сих разъездах преимущественно перед другими отличился усердием своим, мужеством и расторопностью отставной Майор Емельянов, который действуя сам лично, и поощряя примером своим других, храбро преследовал везде неприятелей, многих побил, многих в полон взял, и наконец при одной сильной с ними перестрелке жизнию запечатлел любовь свою к отечеству.

Сычевский квартальный Надзиратель, Губернский Секретарь Леонов, стараясь также поощрять способных к тому людей из числа обывателей, во многих случаях отличил себя при открытии неприятелей и при взятии их в плен. Таким образом в городе Сычевсках по сие время все благополучно. В сем городе нашли пристанище жители соседственных городов, Смоленска, Дорогобужа и Вязьмы. Некоторые из них отваживались лично наведаться о своих домах в Вязьме, и по возвращении оттуда объявили, что в том городе находится токмо малый неприятельский отряд, в числе 500 человек, большею частию слабых, при одном Коменданте и с осьмью орудиями. Через Вязьму проходят к неприятельской армии небольшие партии солдат, орудия и снаряды, следуя к городу Гжатску, где также находится Французов весьма не много.

-- В следствие такового донесения, означенный Городничий Корженковский всемилостивейшее пожалован Кавалером Ордена Св. Равноапостольного Князя Владимира 4 степени с бантом; Губернский Секретарь Леонов и Подпоручик Подлуцкий произведены в следующие чины; членам Ратуши, Бургомистру Масленникову, Ратманам Денисову и Бандурину, пожалованы серебреныя медали на Владимирской ленте; а прочим, значумщимся в представленном от Городничаго списке обывателей, охотно себя вооружившим, участвовавшим в истреблении неприятельских партий, и отличившихся при том, повелено объявить Монаршее благоволение. О убитом же отставном Майоре Емельянове высочайше повелено собрать сведения, не осталось ли после него семейства, для приличного оному награждения в память сего храброго Офицера.

№ 87 «СЕВЕРНАЯ ПОЧТА» от 30 октября 1812 года.

СРЕДА, Октября 30 дня 1812 года.

Из ЗУБЦОВА, от 21 Октября.

Сказывают, что вчера приведено в город Сычевку более ста человек пленных Французов, и привезены две отбитые у них пушки. Легкая кавалерия наша, как слышно, преследует неприятельския войска, отступающия повсюду с великой поспешностью и в беспорядке к Вязьме. По всем обстоятельствам можно теперь надеяться несумненно, что наш город и уезд, при помощи Божией, останутся спокойными от набегов врагов наших.

№ 93 «СЕВЕРНАЯ ПОЧТА» от 20 ноября 1812 года.

В нашей газете № 80 мы уже известили читателей наших о достохвальных подвигах жителей Сычевок, храбро и неустрашимо оборонявшихся от нападений неприятельских партий. Ныне мы имеем удовольствие сообщить здесь список тех из них, коим за сии подвиги всемилостивейше пожалованы знаки отличия Военного Ордена, а именно:

• отставной Унтер Офицер Акинфий Ананьев,

• вотчины Графини Моден приказчик Игнатий Иванов,

• госпожи Олонкиной бурмистр Максим Васильев,

• прикащик Андрей Степанов,

• земский Гаврило Иванов,

• экономической Баскаковской волости голова Василий Никитин,

• вотчины Графа Салтыкова бурмистр Иван Игнатьев,

• помещицы Грибоедовой бурмистр Павел Савельев,

• госпожи Ломоносовой прикащик Сергей Максимов и

• госпожи Ивановой бурмистр Никита Аристов.

Сверх того за истребление неприятеля в Сычевском уезде всемилостивейше пожалованы, Предводитель тамошнего дворянства Нахимов Кавалером Ордена Св. Равноапостольного Князя Владимира 4 степени с бантом, и Земский Исправник Богуславский Кавалером Ордена Св. Анны 2 класса.

О храбрости сычевлян рассказывает статья в журнале «Сын Отечества» за 1812 год:

         «Сычёвка – небольшой город Смоленской губернии ознаменовал себя во время нашествия французов на Россию великими подвигами и, служа примером другим окрестным местам, запечатлел славу свою страхом, наведённым на строптивого врага.

Городничий Корженковский, вместе с другими обывателями учредил свой гарнизон, защищал Сычёвку столь упорно, что содействовал пристанищем жителей Дорогобужа, Смоленска и Вязьмы.

Сами обыватели содержали в городе караулы, имея при себе ружья, тесаки и пики, отпуская по дорогам для наблюдения конные разъезды.

К принятию таковых мер содействовали Корженковскому члены городской ратуши бурмистр Масленников, ратманы Денисов и Бандурин – начальник тамошней инвалидной команды. Подпоручик Подпуцкий, который исполнял всё, что только нужно для внутренней безопасности города.

Некоторые жители пускались вёрст за 30 от города для открытия французских мародёров, коих уже множество истреблено. В этих разъездах отличился усердием, своим мужеством и расторопностью отставной майор Емельянов, который многое действуя лично, поощрял примером, храбро преследуя везде неприятелей, многих побил, многих взял в плен и, наконец, при одной сильной с ним перестрелке запечатлел жизнью любовь свою к Отечеству. Сычёвский квартальный надзиратель губернский секретарь Лянов, стараясь поощрять способность к тому людей из числа обывателей, во многих случаях отличил себя при открытии неприятелей и при взятии в плен.

Таким образом, в городе Сычёвке было всё благополучно.

Его императорское величество во уважении таковых похвальных поступков всемилостивейшее пожаловал городничего Корженковского кавалером ордена святого равноапостольного князя Владимира 4-й степени с бантом. Губернский секретарь Лянов и подпоручик Подпуцкий произведены в члены ратуши. Бурмистр Масленников, ратманы Денисов и Бандурин пожалованы серебряными медалями на Владимирской ленте. А прочим значащимся в донесении городничего обывателям, охотно себя вооружившим, участвовавшим в истреблении неприятеля и отличившимся при том, повелено объявить монаршее благоволение.

Об убитом же отставном майоре Емельянове высочайше повелено было собрать сведения, не осталось ли у него семейства для приличному оному награждения, в память сего храброго офицера. По докладу его величеству управляющим Министерства полиции, что в нём осталось 2 брата родных – сычевские мещане Савелий и Андрей Емельяновы., государь император в воздании за оказанное братом их усердие, к общему благу всемилостивейше пожаловал им по тысяче рублей каждому.

… Вырубовский крестьянин Макар Михайлов самостоятельно вооружил крестьян против неприятеля. Смело организовались по-военному и готовились вступить в бой с французами крестьяне Сычёвского уезда. 90 пленных французов под начальством одного русского офицера с несколькими передовыми были приведены в город Сычёвку. Пленные французы, воспользовавшись своим численным превосходством против конвойных, отняли у них ружья и стали в них стрелять. Крестьяне Сычёвки, видя это, ударили в набат, собрались немедленно и сами обезоружили пленных, потом их били и перевязали всех. Разнёсся слух, что пришли французы, и в тот же вечер прискакало до 9 тысяч человек для сражения с французами и прогнали их.

Некоторые крестьяне в озлоблении против французов зажгли собственный хлеб на полях со словами: «Не доставайся же и им!»

Так встречали крестьяне наполеоновские войска всюду.

Слава о сычёвских удальцах быстро распространилась по соседним уездам, достигла Тверской губернии, где скрывались многие семьи смоленских помещиков. Ржевский уезд составил отряд из 500 "отчаянных голов", готовых идти на помощь сычёвцам и освобождать вместе с ними Вязьму и другие захваченные неприятелем города Смоленщины.

Гражданский губернатор Лука Семёнович Кологривов, вдохновлённый примером Нахимова и его сподвижников, решил действовать, не дожидаясь официального назначения. Он направляет принцу Георгию Гольштейн-Ольденбургскому генерал-губернатору Новгородской, Тверской и Ярославской губерний секретное послание, полученное тем в Ярославле 27 сентября, в котором сообщает, что по его сведенииям, смоленские уезды, граничащие с Тверским уездом, утратили губернское управление и находятся ныне без начальственного надзора и что, «исходя из чрезвычайно важных военных обстоятельств и движимый верноподническими чувствами», решил принять эти уезды без разрешения свер-ху в своё заведывание и «обещает немедленно сделать распоряжение, как относительно успокоения поселян, так и отражения неприятельских нападений путём партизанства по примеру Сычёвского уезда». С этой целью Лука Семёнович, по получении от принца разрешения принять управление уездами, дополнительно «командирует в северные уезды Смоленской губернии своего представителя советника Тверской Гражданской палаты Денисова; тамошние чиновники городской и земской полиции, из числа оставшихся на месте, должны были являться к нему, принимать от него поручения и исполнять их с точностью» (Слезскинский Александр. Народная война в Смоленской губернии в 1812 году. Русский Архив 1901 г., кн. 2 ,стр. 8).

Командировав Денисова в соседнюю губернию, Кологривов одновременно послал циркуляр предводителям дворянства своих уездов, чтобы он обязательно был прочитан дворянам, укрывавшимся на тверской земле от французов. Циркуляр этот первыми строками восхвалял и ставил на вид распоряжения Нахимова, храбрость исправника Богуславского и призывал к патриотическим чувствам гг. смоленских дворян, временно жительствующих во вверенных Кологривову уездах Тверской губернии, чтобы по возможности способствовать благонамеренному очищению имений их от неприятелей, для чего они должны прибыть в свои уезды и принять на себя труд действовать.

Предводитель Ржевского Тверской губернии уезда Карцов собрал беженцев из Смоленских уездов и зачитал им циркуляр губернатора. Дворяне тут же составили прочувственный отзыв и послали его в ответ Луке Семёновичу Кологривову: «...начнём сближаться к своим пределам для скорейшего очищения Смоленской губернии, которая просит защиты, молит о пощаде; мы, единодушно сохраняя всегда патриотизм, двинемся на сокрушение злодея, в защищение веры, Государя и отечества; будем защищать свои владения также мужественно, отважно и храбро, как действовали наши земляки ─ предводитель Нахимов и исправник Богуславский». Отзыв подписали Смоленского уезда ─ Н.Храповицкий, Н.А.Рахин; Духовского ─ И.Маслов, С.Плескачевский; Вяземского ─ А.А.Бонов, Н.Д.Храповицкий; Дорогобужского ─ М.Ф.Станкевич, А.Г.Храповицкий; Бельского ─ Д.Храповицкий. (Слезскинский А. «Народная война в Смоленской губернии в 1812 году» Русский Архив 1901г., кн. 2, стр. 13) Обращает внимание, что среди подписантов отсутствуют помещики из Сычёвского уезда.

Город Сычёвка и уезд оного приобрели бессмертную славу храбростью и постоянством, с каковыми мужественные жители оных противились всем поискам французов, явившихся туда на грабёж. Сычёвцы, получив боевую практику и, овладев разнообразной тактикой борьбы с неприятелем, перешли в актив-ную фазу: не дожидаясь неприятеля в своих селениях, отправлялись на розыск его, навязывали схватку, преследовали до полного уничтожения неприятельской партии.

         История прежних веков учит нас, что россиянки были героини, а кампания 1812 года подтверждает сию истину следующим новым доводом.

         Во время бегства французов через Смоленскую губернию, один неприятельский полковник с 6-ю товарищами в деревне Соколово устремился к крестьянской женщине, по имени Прасковья, со злобным намерением, угрожая умертвить её саблей. Но крестьянка сия оказала дух истинного геройства. Подпустив к себе поближе злодея, она вдруг вонзила ему в бок железные вилы и потом стремительно бросилась на других ещё двое остались на месте сражения, а прочие от страха разбежались. После сего сражения мужественная героиня наша сняла с убитого полковника мундир, шитый серебром, и ордена, коими украсила свои победоносные вилы. Трофеи сии она представила своему помещику, по возвращении его в деревню, который дал ей за это пристойной вознаграждение и освободил навсегда от господской работы. Прасковья стала командиром отряда, который нападал на мародёров. Все соотечественники не забудут долго добродетельный и геройский подвиг храброй Прасковьи». По «легенде» она собрала отряд из 20 человек, вооруженных топорами, косами и вилами: «Они сначала стерегли французов у дороги и нападали на них, когда видели не более десяти-двенадцати человек, но скоро косы и топоры сменились у них ружьями и саблями».

После война Прасковья вернулась к своему делу и вновь стала кружевницей: «Она вернулась к свои коклюкам, и никто бы не узнал в красивой девушке недавнюю предводительницу отряда, одно имя которой приводило в трепет храбрых солдат «великой» армии». Согласно истории о Прасковье, ей тоже, как и Василисе, прислали из Петербурга серебряную медаль.

         Вторжение французов вызвало мощный подъём борьбы за национальную независимость, в которой крестьянство проявило истинный патриотизм, несмотря на тяжкий крепостнический гнёт.

Подвиг сычевцев отражен в Храме Христа Спасителя в Москве. Храм Христа Спасителя в Москве, согласно Манифесту Императора Александра I, подписанного в декабре 1812 года, был посвящен победе русского народа над наполеоновским нашествием, создавался как благодарственный собор за заступничество Всевышнего в один из критических моментов российской истории.

Нижний коридор Храма Христа Спасителя, предназначенный для крестных ходов, служит в то же время наглядным памятником славных событий Отечественной войны 1812 г. Войдя в Храм через западные двери, налево от входа на стене коридора увидим на белых мраморных досках Высочайший манифест от 13 июня 1812 года о вступлении французской армии в пределы России, а затем Воззвание от 6-го июля к народу Русскому об ополчении. Дальше с двух сторон коридора помещены в хронологическом порядке на мраморных досках описание 71 сражения, прошедшего на территории России в 1812 году. В таком виде: сражение такое-то, год, месяц и число, командующий войсками такой-то, участвовавшие войска и орудия, имена убитых и раненых в этом сражении офицеров и общее число выбывших из строя нижних чинов. Наконец, какие награды были получены за это сражение. Надписи расположены так, что заканчиваются на восточной стороне Храма, где помещены манифесты: об изгнании Наполеона из пределов России 25 декабря 1812 года, два благодарственных манифеста - один к Русскому народу, а другой - к Русскому дворянству за их усилия и жертвенность во время опасности для отечества; напротив горнего места - манифест о построении Храма Христа Спасителя в Москве в благодарность Богу и в память на века. По сторонам - манифест городу Москве и об учреждении медали в память 1812 года. По южной и западной сторонам, в хронологическом порядке и по тому же типу, расположены доски с описаниями 87 заграничных сражений, заканчивающиеся у западных дверей манифестами: о взятии Парижа, низложении Наполеона и о восстановлении мира в Европе. Над каждой доской, описывающей сражения, находятся величания Святым, память которых празднуется в день того или иного сражения. На одной из мемориальных памятных досок в Храме Христа Спасителя можно видеть фамилии Героев Народной войны 1812 года Сычёвского уезда Смоленской губернии:

1. Подлуцкий Аксентий - поручик, начальник инвалидной команды Сычёвок. Повышен в чине. Сычёвка.

2. Нахимов Николай Матвеевич - подпоручик, коллежский асессор, предводитель дворянства уезда. Св. Владимир 4 ст. с бантом. Сычёвка, Волочек-Нахимовское Холм-Жирковский р-н.

 3. Емельянов Семён - майор. Братьям по 1000 рублей. Новодугинский р-н.

4. Богуславский Евстафий - губернский секретарь, исправник. Св. Анна 2 ст. с бантом.

5. Карженковский Павел - городничий. Св. Владимир 4 ст. с бантом. Сычёвка.

6. Ленов Василий - губернский секретарь. Серебряная памятная медаль на аннинской ленте. Сычёвка.

7. Масленников - купец, бургомистр. Серебряная памятная медаль на аннинской ленте. Сычёвка.

8. Бандурин - купец, ратман. Серебряная памятная медаль на аннинской ленте.Сычёвка.

 9. Пентюхов - купец, ратман. Серебряная памятная медаль на аннинской ленте. Сычёвка.

10. Иванов Агапий - крестьянин, вотчинный приказчик. Знак военного ордена.

11. Васильев Максим - крестьянин, бурмистр. Знак военного ордена.

12. Иванов Гавриил - крестьянин, вотчинный приказчик. Знак военного ордена.

13. Никитин Василий - крестьянин, экономический голова. Знак военного ордена.

14. Игнатьев Иван - крестьянин, бурмистр. Знак военного ордена.

15. Савельев Павел - крестьянин, бурмистр. Знак военного ордена.

16. Максимов Сергей - крестьянин, приказчик. Знак военного ордена.

17. Аристов Никита - крестьянин, бурмистр. Знак военного ордена.

18. Степанов Андрей - крестьянин, вотчинный приказчик. Знак военного ордена.

19. Фёдоров Антон - крестьянин, бурмистр. Знак военного ордена.

 20. Ананьев - унтер-офицер. Повышение в чине. Сычёвка.

21. Смирягин Алексей - пономарь. Знак военного ордена. Новодугинский р-н.

22. Тимашев Николай - помещик, штабс-капитан. Повышение в чине. Гагаринский р-н.

23. Грабилин Иван - помещик, лейтенант флота, серебряная памятная медаль на аннинской ленте. Командование Сычёвской боевой дружины, награждённое в 1814 г. бронзовой памятной медалью на владимирской ленте.

 24. Мельников Федот - купец, депутат квартирной комиссии.

25. Куренков Матвей - мещанин, сотенный дружины.

 26. Щеников Захар - мещанин, сотенный дружины.

27. Милеев Федот - мещанин, пятидесятник дружины.

28. Тяпольский Семён - мещанин, пятидесятник дружины.

 29. Костин Александр - мещанин, пятидесятник дружины.

30. Мельников Василий - мещанин, пятидесятник дружины.

 31. Василиса Власьевна Кожина - крестьянка, старостиха, собирательный образ народной мстительницы Отечественной войны 1812 года.

 42 крестьянина, отличившихся в партизанских операциях, получили Монаршее благоволение и по 5 рублей каждый. И безвестные герои, отдавшие жизни в святой борьбе за свою землю и право жить на ней. В этом перечне из Храма Христа Спасителя помимо сычёвцев присутствуют известные на Смоленщине имена подполковника Энгельгардта, коллежского асессора Шубина, расстрелянных французами; уездные предводители Цызырёв и Храповицкий; отличившиеся из Богородицкого уезда Московской губернии крестьянин Герасим Курин, волостные головы Стулов, Васильев.

В РГВИА обнаружился поразительный документ – прошение Александру I о выдаче медали и Знака отличия Военного ордена крепостного Василия Некрасова. В 1812 г. он сражался в рядах партизан Сычевского уезда Смоленской губернии, при этом часто выполнял личные задания сычевского предводителя дворянства Н.М.Нахимова и исправника Е.Богуславского, о которых речь шла выше, и получил от них в начале 1813 г. письменные свидетельства о своих заслугах. Его прошение представляет чрезвычайный интерес не только потому, что позволяет выявить имя еще одного партизана и получить некоторые фактические данные о его боевых делах. Мы имеем здесь дело с редчайшим случаем, когда крепостной попытался бороться за признание своих заслуг, при этом особую ценность его прошению придает то, что составлено оно не нанятым писарем, поднаторевшим в написании разного рода бумаг, а им самим. Некрасов, будучи грамотным, сам сформулировал как умел свою “челобитную”, а другой крепостной, Петр Соколов (по-видимому, приятель Некрасова), лишь набело ее переписал. Отсюда некоторые “огрехи” в правописании, отсюда и несколько архаичный для XIX в. язык, но отсюда же не погашенные казенными оборотами безыскусственность и искренность, позволяющие рассматривать это прошение как непосредственное выражение народного самосознания. Вот текст этого примечательного документа:

«Всепросветлейший державнейший Великий Государь император Александр Павлович, самодержец Всероссийский, Государь Всемилостивейший, просит майора Ивана Дмитриева сына Нарышкина дворовый человек служитель Василий Сергеев сын Некрасов, а о чем мое прошение, тому следуют пункты.

Во время Отечественной войны прошлого 1812-го года по собственному моему влечению, без всякого какого-либо принуждения имел я ревностное желание служить отечеству моему и тогда, когда мог бы отклониться от оного по званию моему крепостного человека, быв при имении помещика моего Смоленской губернии Сычевского уезда в должности конторщика, но воспользовавшись возможным случаем доказать мое усердие и движим будучи любовью к отечеству и монарху моему, в продолжение разорения неприятелем Смоленской губернии находился я всегда охотником как для отыскания и поимки мародеров, равно и в неоднократных с ними действительных сражениях, вооружаясь собственным своим иждивением, продав тогда для оного последнее малое имущество у себя имеющее[ся], и делав разные значительные услуги по Сычевскому уезду, а наконец, быв в одном деле с ними один противу шести человек неприятелей, сражался ревностно, победил, обезоружил и хитростью своею вовлек их в такое место, где взять можно было их в плен, что и воспоследовало, во оном деле между града пуль ранена была подо мною лошадь и я, многократно подвергаясь свирепству врагов моих быть лишенну жизни, преодолевая труды, опасности, и пренебрегая самую смерть, имел одно в предмете: быть верным сыном отечества и жертвовать охотно или жизнью своей или победить врага, толико злодействующего с собратией нашей, а потому получил в 1813-м году генваря 25-го дня письменные свидетельства в справедливости службы моей как от бывшего тогда г[осподи]на исправника и кавалера Богуславского, равно и от г[осподи]на дворянского предводителя и кавалера Нахимова, удостоверяющих истинную храбрость мою, ибо я при них находился и имел разные лестные для меня препоручения. Обещевались они мне доставить следующие награждения по званию моему, коими украшены и прочие сотоварищи мои108, но, ожидая оные, до днесь не получаю, а из них уже первый вышел в отставку и отозвался, что содействовать к награде моей ныне мне не может, а второй якобы не имеет знаков для награждения меня. Потому, лишась всякой надежды, осмелился прибегнуть под единственное покровительство установленного Главного Его Императорского Величества штаба, считая что за богом молитва, а за царем служба никогда не пропадет, а потому и прошу: дабы высочайшим Вашего Императорского Величества указом повелено было cue мое прошение и с приложенными двумя свидетельствами в главном штабе Вашего Императорского Величества принять, а меня за 1812 год наградить установленной за оный год медалью на голубой ленте, а за храбрость и отличие начальством засвидетельствованные прошу о награде установленным крестом святого великомученика и победоносца Егория 5-го класса, который роздан был всем тем собратьям нашим, кои действительно противу неприятеля оказали какие-либо отличия109, в коем числе состою и я, полагаю единую ныне мою надежду на всемилостивейшее воззрение.

Всемилостивейший государь! Прошу Вашего Императорского Величества о сем моем прошении решение учинить; октября ... дня110 1817-го года.

К поданию надлежит в Инспекторский департамент Главного штаба, прошение набело переписывал служитель г[осподи]на Нарышкина Петр Соколов».

Концовка написана самим Некрасовым: «Ивана Дмитриевича Нарышкина дворовый человек, служитель Василий Сергеев сын Некрасов руку приложил. Жительство же имею в Москве у Покровских ворот в собственном доме упомянутого господина моего».

В прошении Некрасова явственно различимы три основных мотива: с достоинством подчеркнутая добровольность участия в войне, вызванная «ревностным желанием служить отечеству»; обида на дворян, обещавших награды, а затем забывших о своих обещаниях и, наконец, характерная для крестьянской психологии того времени твердая вера в высшую царскую справедливость.

В Инспекторском департаменте Главного штаба императора на прошение Некрасова о награждении его Знаком отличия Военного ордена решили просто не обращать внимания – времена, когда крестьянам давали иногда эту награду, давно прошли. Относительно же его прошения о награждении медалью генерал А.А.Закревский, управлявший Инспекторским департаментом, составил докладную записку, в которой указывал, что из представленных Некрасовым свидетельств, выданных Нахимовым и Богуславским, «видно, что он, Некрасов, во время нашествия неприятеля 812 года, находясь при них, Богуславском и Нахимове, для отражения неприятеля и мародеров по Сычевскому уезду, отличал себя храбростью, не щадя жизни своей <...>. Помянутые же исправник Богуславский и предводитель Нахимов за те же самые подвиги по высочайшему повелению 27 октября 1816 года награждены уже означенными медалями». Начальник Главного штаба П.М. Волконский, доложив вопрос императору, наложил на докладной резолюцию: «Высочайшего соизволения не последовало. 20 ноября 1817», после чего московскому гражданскому губернатору были отправлены представленные Некрасовым свидетельства и предписано приказать «через кого следует» объявить Некрасову о монаршей воле и вернуть ему его свидетельства, что и было исполнено.

Размер убытков г. Сычёвка – ниже 100 тысяч, а сельской местности – около 2 миллионов рублей. В Сычёвском уезде было разорено неприятелем 13 церквей (в том числе в с. Безобразово, Ивановское, Тесово, Мурашники), почти все они по настоянию архиепископа рязанского Феофилакта были исправлены к началу 1813г.

 

Администрация Смоленской области

Департамент Смоленской области по культуре и туризму

Культурное наследие земли Смоленской

Картинки по запросу картинки погода в городе

http://obd-memorial.ru

НЭБ Национальная электронная библиотека

Праздники России

Журнал  для библиотекарей

Электронная библиотека

Библиотечная система

субъектов Российской Федерации

 

Библиотекарь.Ру

 Газета "Культура"

Изображение

РусРегионИнформ

Новый  сетевой  проект

Библиотека рекомендует

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Смоленская старина: Сборник Смоленского областного краеведческого общества/[Колл. авторов. Редактор-составитель Н. Деверилина]. – Смоленск: Свиток, 2018. – 192 с.: ил.

 

 

 

 

 

 

 

 

Алфимова, А.В. Защитникам и освободителям Смоленщины посвящается. 1941-1943/А.В. Алфимова. – Смоленск: Свиток, 2019. – 168 с.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сбитнев, В., Стрелков, В., Талалаев В. Афганистан всегда со мной. – Смоленск: Издательство «Смоленская типография», 2018. – 172 с.

 

 

 

  

 

 

 

 

Маленький город с большой душой: история города Сычевки в стихах/ МКУК «Сычевская ЦБС»; сост. Т.А. Асянова; ил. В.И. Поляковой. – Смоленск: [б.и.], 2018. – 58 с.: ил.

 

 

 

 

 

 

 

 

Княгиня М.К. Тенишева и Смоленский край: библиогр.указ.: к 160-летию со дня рождения/ ГБУК «Смоленская областная универсальная научная библиотека им. А.Т. Твардовского; [сост.: В.И. Карпеченкова, И.Е. Малащенкова; отв. Ред. Е.В. Гаврилова]. – Смоленск: Свиток, 2018. – 517 с.: ил., портр.

 

 

 

 

 

 

 

Родник. Литературно-художественный альманах №5/ Смоленское областное литературное объединение «Родник» им. Ю.В. Пашкова. – Смоленск: Издательство ООО «Маджента», 2018. 362 с.

 

Официальный интернет-портал правовой информации

©Муниципальное казённое учреждение культуры «Сычёвская централизованная библиотечная система», 2019

Web-canape — создание сайтов и продвижение

Яндекс.Метрика

Главная | RSS лента

215280, Смоленская область, г. Сычевка, ул. Б. Пролетарская, д. 2
8 (48130) 4-11-81
libsych@rambler.ru