Размер шрифта:
Цвета сайта:
Настройки:

Интервал между буквами (Кернинг):

Стандартный Средний Большой

Размер шрифта:

14 20 28

Муниципальное казенное учреждение культуры «Районная централизованная библиотечная система» муниципального образования «Сычевский район» Смоленской области
Версия для слабовидящих
8 (48130) 4-11-81

Крыленко Николай Васильевич

В селе Бехтеево Сычёвского уезда родился 20 февраля 1860 года в крестьянской семье в семье политического ссыльного Василия Абрамовича Крыленко (в 1980-х г побывавшего в ссылке) и его жены Ольги Александровны (урожденной Трипецкой) родился сын Николай. В десятилетнем возрасте мальчик начал учиться в Люблинской классической гимназии, окончил ее в 1903 году и поступил в Санкт-Петербургский университет на физико-математический факультет. Первое время увлеченный серьезной наукой юноша не проявлял особенного интереса к студенческому движению, хотя и был, по собственному признанию, «пропитан ярким оппозиционным настроением». Затем Н.В.Крыленко стал активным участником студенческих выступлений. На нелегальной сходке студентов университета Николай Крыленко впервые выступил 18 октября 1905 года. Ораторскими способностями он обладал прекрасными, поэтому сразу же привлек к себе внимание руководителей эсеров и эсдеков, предложивших вступить в их партии, но Николай Васильевич выбрал партию социал-демократов и примкнул там к большевикам. С этого времени начинается его революционная деятельность.

Он сразу вошел в группу содействия при партийном комитете РСДРП (б) и участвовал во всех студенческих сходках уже как агитатор-пропагандист. Во время московского вооруженного выступления в декабре 1905 года Николай Васильевич был легко ранен в ногу. После выписки из больницы, скрываясь от преследования, он выехал из столицы – и смог возвратиться в Петербург лишь в феврале 1906 года, а в июне того же года ему пришлось эмигрировать. По возвращении он дважды был арестован и предан военно-окружному суду, но суд неожиданно его оправдал.

В декабре 1907 года после очередного ареста Н. В. Крыленко был выслан из Петербурга в «порядке охраны» в Люблин, где пробыл до осени 1908 года. В этот сложный для него период Николай Васильевич не теряет времени – он серьезно переосмысливает свои взгляды, много занимается, пишет книгу «В поисках ортодоксии». Весной 1909 года ему удалось окончить университет и получить диплом.

 Николай Крыленко под партийной кличкой «Товарищ Абрам» (а фамилию Крыленков Николай Васильевич заменил на Крыленко) ежедневно выступал на заводах Выборгской стороны, за Нарвской заставой, на предприятиях Охты, Колпина, Кронштадта, Сестрорецка, Шлиссельбурга, в лейб-гвардии Преображенском полку.

         Затем партия направляет Крыленко на работу среди солдат. Он сотрудничает с подпольной солдатской газетой «Казарма», которую тайно ÐšÑ€Ñ‹Ð»ÐµÐ½ÐºÐ¾ Николай Васильевичраспространяли среди солдат. Царская охранка усиленно разыскивала «Абрама», но он оставался неуловим.

В это же время он познакомился с Еленой Федоровной Розмирович  (10.03.1886, д. Петропавловка Херсонской губернии, Российской Империи — 30.08.1953, Москва, Новодевичье кладбище)., исполняющей обязанности секретаря Русского бюро ЦК и думской фракции большевиков. Вскоре они стали супругами, и у них родилась дочь.

        В декабре 1913 года Крыленко в очередной раз арестовали, и ему пришлось три месяца пробыть в тюрьме, а затем последовала административная высылка на два года с запрещением жить в обеих столицах. Сначала Николай Васильевич обосновался в Харькове, но вскоре снова эмигрировал, вместе с женой нелегально перейдя границу. Они жили некоторое время в Галиции, а позднее – в Вене и в Швейцарии, под Лозанной. В июле 1915 года по решению Центрального Комитета партии Н. В. Крыленко и Е. Ф. Розмирович тайно вернулись в Россию и обосновались в Москве, занявшись воссозданием Московского комитета РСДРП(б). Однако власти не дремали – уже в ноябре того же года супругов арестовали.

После нескольких месяцев тюремного заключения Крыленко был переправлен в Харьков и оставался под стражей до августа 1916 года. Туда же сначала этапируется и Елена Федоровна, но вскоре ее отправляют на пять лет в Иркутскую губернию – там ей пришлось пробыть до Февральской революции.

 В годы I мирововй войны огромные потери в офицерском составе вынуждали правительство не особенно разборчиво подходить к комплектованию офицерского корпуса, практически все лица, окончившие гимназии, равные им учебные заведения или выше и годные по состоянию здоровья были призваны в армию и произведены в офицеры.

  После освобождения из Харьковской тюрьмы офицер запаса Крыленко был мобилизован и направлен в действующую армию Юго-Западного фронта, проходил службу в составе 13-го Финляндского полка и практически все время находился в окопах на передовой. 5 марта 1917 года до солдат дошли первые известия о революционных событиях в Петрограде и отречении Николая II. Через день Крыленко срочно был отозван в тыл, а уже 9 марта организовал первый открытый митинг солдат. Его популярность возрастала. В марте 1917 года Н. В. Крыленко вместе с Н. И. Подвойским, В. И. Невским и другими большевиками вошел в военную организацию при Петроградском комитете РСДРП(б).

 В апреле 1917г Крыленко участвовал в съезде делегатов 11-й армии, призывая не доверять Временному правительству. Пропагандировал лозунги большевиков о немедленном мире, решении аграрного вопроса и переходе всей власти "к пролетариату". Он выступал в солдатских казармах броневого дивизиона, в Петропавловской крепости, гренадёрском полку, организовал сбор средств для издания военной газеты, подготавливал солдат-агитаторов.. На 1-м съезде делегатов армий Юго-Зап. фронта в мае-июне 1917 Крыленко ушел с поста председателя комитета, т.к. большевики не имели поддержки. Выступая за "выборность, самоуправление и предоставление инициативы снизу" в армии, Крыленко был избран в состав Всероссийского бюро военных организаций. Ленин выделял Крыленко, как "одного из самых горячих и

 близких к армии представителей большевиков". В июльские дни 1917 года Н.В.Крыленко был арестован. Керенский приказал заместителю военного министра Савинкову: «Если поводов у граждан судебной власти не будет, то содержать под стражей прапорщика Крыленко по моему личному приказу». Вскоре Крыленко был отпущен. 12 октября 1917 года создается Военно-революционный комитет при Петроградском Совете. В него вошли Н. И. Подвойский, В. А. Антонов-Овсеенко, Н. В. Крыленко и другие лидеры большевистской партии. Через несколько дней Николай Васильевич выступил на расширенном заседании ЦК партии, где от лица военной организации заверил, что «настроение в полках поголовно» в пользу большевиков и что партия должна взять на себя «инициативу восстания».

Как член ВРК он принял активное участие в Октябрьском перевороте; руководил подавлением мятежа юнкеров в Петрограде и разгромом выступления А.Ф. Керенского и П.Н. Краснова в Гатчине.

   На II Всероссийском съезде Советов Н.В.Крыленко был избран в комитет по военным и морским делам. 8 ноября 1917 г. Крыленко стал членом Совнаркома в составе наркомата по военным и морским делам, а 12 ноября был назначен Верховным Главнокомандующим, и получил задачу захвата Ставки Российской армии в Могилеве и  заключения перемирия с немцами.  При захвате Могилева прежний Главковерх Н.Н. Духонин был, при попустительстве Крыленко, убит, а в городе произошел погром. 

Похожее изображение

Крыленко назначается Главнокомандующим Советских Вооружённых Сил. Николай Васильевич сыграл большую роль в организации Красной Армии, создание которой проходило под непосредственным руководством Центрального Комитета партии, Владимира Ильича Ленина. Первый учебник политграмоты для курсов первых красных командиров написал Крыленко. Его задачей было создание Вооруженных Сил Советской Республики. Однако весной 1918 года ввиду «принципиальных разногласий по вопросу формирования Красной Армии», по выражению самого Крыленко, он оставил пост главковерха и народного комиссара по военным и морским делам и перешел в Наркомат юстиции РСФСР.

Картинки по запросу Н.В.Крыленко

   Он становится начальником отдела Чрезвычайного трибунала ВЦИК. Началась его деятельность организатора советского суда и прокуратуры. В 1922 - 1931 Крыленко был председателем Верховного трибунала при ВЦИК, прокурором РСФСР и СССР. В 1931 он стал наркомом юстиции РСФСРа с 1936 года – народны Комиссар юстиции СССР. Все дела по линии красного  террора проходили  через его руки: КрыленкоПохожее изображениеставил свою подпись на всех расстрельных приговорах. Ни одного случая помилования приговоренных, писавших апелляции на имя Крыленко, не зарегистрировано.  Утверждал списки лиц, подлежащих «превентивному аресту», составляемые  ВЧК, и списки подлежащих депортации из РСФСР.

Истинный представитель своего революционного времени, он был беспощаден к тем, кого считал врагами революции. Сейчас, читая его речи, можно легко уловить в них элементы не только твердости, но даже неоправданной жесткости и предвзятости по отношению к подсудимым. Безусловно, в его речах соображения революционной целесообразности нередко брали верх над принципами гуманности и законности.

Одним из самых громких процессов того времени был процесс правых эсеров, который проходил в Москве с 8 июня по 7 августа 1922 года.

Н. В. Крыленко произнес в Верховном трибунале большую многочасовую речь, в которой с присущей ему революционной страстностью доказывал вину подсудимых (их было 34 человека). В самом начале своей речи Н. В. Крыленко сказал: «Дело суда истории определить, исследовать, взвесить и оценить роль индивидуальных лиц в общем потоке развития исторических событий и исторической действительности. Наше же дело, дело суда, решить: что вчера, сегодня, сейчас сделали конкретно эти люди, какой конкретно вред или какую пользу они принесли или хотели принести республике, что они еще могут сделать, и в зависимости от этого решить, какие меры суд обязан принять по отношению к ним. Это наша обязанность, а там – пусть суд истории судит нас с ними».

Похожее изображение

Н.В. Крыленко ведёт допрос на суде. 1926 г.

 Оправдывал политику военного коммунизма, и считал возможным  уничтожать «враждебные элементы» лишь по признаку социального происхождения.В 1929-1931 гг. – Прокурор РСФСР., на этом посту несет прямую ответственность за репрессии против «кулаков» (для проведения  кампании массовых высылок требовалось его согласие), а также – за «изъятие» и  бессудное убийство офицеров старой  русской армии (операция «Весна»), так как он давал санкции на арест этих людей.

       Крыленко поддерживал обвинения на всех сфабрикованных полит, судебных процессах, в т.ч. по делу "Тактического центра", группы церковников, по делу "ЦК партии правых эсеров", по "Шахтинскому делу", "Промпартии", "делу Главтопа", "польских ксендзов" и т.д. При нем были заложены юридические основы проведения массовых репрессий, получила широкое распространение практика наказания по политическим причинам, массовых арестов и внесудебных преследований. В мае 1934 разработал проект статей, карающих за измену родине и предусматривавших в качестве меры наказания смертную казнь (из них впоследствии выросла печально известная 58-я статья). Считал высшим доказательством вины подсудимого его личное признание. "Только лицемеры, - заявлял Крыленко, - могут утверждать, что в гражданской классовой борьбе можно обойтись без физического уничтожения противника". 

С именем и деятельностью Н. В. Крыленко неразрывно связана вся история становления органов советской прокуратуры. Он был автором проекта первого Положения о прокурорском надзоре, активно выступал против принципа «двойного» подчинения прокуратуры и сделал основной доклад на 3-й сессии ВЦИК 9-го созыва, принявшей в мае 1922 года закон об учреждении Государственной прокуратуры. В качестве старшего помощника прокурора, а затем и прокурора республики Н. В. Крыленко подписал значительное количество циркуляров и директив, которые стали основополагающими при становлении новой прокуратуры. Николай Васильевич был частым гостем на заводах и фабриках, в университетах и институтах, нередко выезжал в губернские, областные и даже уездные прокуратуры. Одна за другой выходили из печати его статьи и брошюры по правовым вопросам, в суде он выступал почти беспрерывно.

5 мая 1931 года постановлением Президиума ВЦИК Николай Васильевич Крыленко был назначен народным комиссаром юстиции РСФСР. Свое прокурорское место он уступил А. Я. Вышинскому, новой восходящей юридической «звезде», который всего через несколько лет растопчет и предаст анафеме имя Крыленко, а его самого уничтожит.На посту наркома юстиции Николай Васильевич был особенно активен и неутомим. Правда, он теперь уже не выступал в громких уголовных и политических процессах, предоставив это делать А. Я. Вышинскому. Однако сотни проведенных им коллегий, совещаний, активов, съездов, многочисленные выступления перед населением и в печати, поездки по стране – все это свидетельствовало о титанической работе, проводимой им в наркомате. Конечно, он был верным проводником идей партии и правительства, по-прежнему громил «классовых врагов» и был беспощаден к ним. 

Крыленко является автором более 100 трудов по советскому праву.  В 1934 году Н.В.Крыленко была присуждена учёная степень доктора государственных и общественных наук.  Крыленко был членом комиссии по подготовке Конституции РСФСР и СССР, кодексов, законов.

На 1935 год пришлись два юбилея Н. В. Крыленко – тридцатилетие активной революционной и профессиональной деятельности и пятидесятилетие со дня рождения. В печати появилось много приветственных статей и поздравлений. В одном из них отмечалось: «Мечом и пером, делом и пламенным словом т. Крыленко отстаивал и отстаивает партийные позиции в борьбе против врагов революции, открытых и тайных».

 На съездах партии Николай Васильевич избирался членом Центральной Контрольной комиссии, был членом ВЦИК и членом Президиума ВЦИК. За большие заслуги перед Родиной награждён орденами Ленина и Красного Знамени. 

Николай Васильевич был человеком разносторонних интересов. Среди советских прокуроров трудно найти другого, кто достиг бы подлинного мастерства в далеких от юриспруденции областях. К 50 годам Крыленко был не только общепризнанным лидером в юридической науке и практике (список его трудов приближался к сотне), но и великолепным мастером-альпинистом, не раз (даже в одиночку) штурмовавшим неприступные горные вершины. О своих походах он написал несколько книг. Активно занимался развитием туризма в стране, руководил обществом охотников и советской шахматной организацией, проведя немало турниров, в том числе и международных. В 1924—1938 годах редактировал шахматный журнал и впоследствии газету «64». Возглавлял шахматную организацию СССР, инициатор трёх международных турниров в Москве (1925, 1935, 1936). 

В истории отечественного альпинизма, не найти другой такой «государственной» семейной пары. Крыленко Николай Васильевич – высший юридический чиновник первых послереволюционных и довоенных лет нашей страны. Альпинист и горный исследователь, имеющий крупные открытия и достижения. Руководитель зарождавшегося массового альпинизма и т.д. и т.п. Но начнем разговор с его супруги – Розмирович Елены Федоровны (урожденная Майш). Из дворян, дочь инженера. 

Биография этой незаурядной женщины, может уложиться в несколько строк или развернуться на несколько страниц. Активная участница революционного движения в России, надежная помощница и соратница В.И. Ленина. После ареста и расстрела Николая Крыленко, вторично вышла замуж за крупного политического деятеля нашей страны дипломата Александра Трояновского и начала писать свою фамилию как: Трояновская-Крыленко. Мать третьей жены В.В. Куйбышева - Галины Александровны Трояновской.

Во время политических ссылок она сумела окончить юридический факультет Парижского университета. В РСДРП с 1904 года. (РСДРП – прообраз ВКП(б) и Компартии). Во время своей партийной заграничной командировки, произошло их знакомство с Н.В.Крыленко. Вскоре у них родилась дочка Варя. Сопровождая молодого мужа в его горных прогулках и восхождениях, Розмирович стала привыкать к условиям походной жизни, постигать основы альпийской техники. Муж оказался не плохим учителем – инструктором альпинизма. По возвращении на Родину молодая супружеская пара в качестве ранее не состоявшегося свадебного путешествия, совершает восхождение на Эльбрус. Позже, когда муж активно начал заниматься высотным и исследовательским альпинизмом, Елена Розмирович наравне с мужчинами стала делить тяготы экспедиционной жизни, как альпинистка, занимаясь всеми поручаемыми ей экспедиционными делами. 

В 1918-1922 годах она была одновременно председателем Главного политического управления Наркомата путей сообщения (НКПС) и председателем следственного комитета верховного трибунала (Ревтрибунал) при Всесоюзном Центральном Исполнительном Комитете (ВЦИК). Елена Федоровна Розмирович - выдающийся деятель НОТовского движения в СССР (научная организация труда), основатель и директор первого в стране специализированного Института техники управления при ЦКК - НК РКИ СССР. Занимала ответственные посты в НКПС, Наркомате РКИ, Наркомате связи. В 1935-1939 была директором Государственной библиотеки им. Ленина, затем сотрудницей ИМЛИ АН СССР. 
1937 год - стала первым заведовать архивом А.М.Горького. В том же году начала активно сотрудничать с Пушкинским комитетом (100-летие со дня смерти поэта). В годы Великой Отечественной войны (1941-1945) - хранитель наследия А.С. Пушкина, Л.Н. Толстого, М. Горького. В 1953 году она умерла от тяжелой болезни и похоронена на Новодевичьем кладбище в Москве.  
В судьбе Е.Ф.Розмирович была странная страница ее жизни. После ареста и расстрела мужа – Н.В.Крыленко, она не была подвержена репрессиям, как абсолютное большинство членов семей «врагов народа». Тем более этот момент выглядит странным, если учесть, что в те годы систематически уничтожались соратники В.И.Ленина. В личной характеристике В.И. Ленина о Елене Розмирович говорится следующее: «Свидетельствую, по опыту лично моему и ЦК 1912 — 1913 годов, что это очень крупный и ценный для партии работник». 
(Если перечислить все партийно-государственные должности, посты и обязанности Е.Ф.Розмирович, то этот список составить более 40 строк).

Н.В. Крыленко был происхождением из мещан, сыном мелкого чиновника, увлекавшегося революционными идеями. 

Партийная работа не дала Н.В.Крыленко во время окончить высшее образование. Вначале это было обучение на историко-филологическом факультете Петербургского университета (1909). В 1914 году экстерном он завершил образование на юридическом факультете Харьковского университета.

В 1904 году он вступил в Российскую социал-демократическую рабочую партию. По своим убеждениям твердый коммунист. В 1905 году пытался заняться литературой и по этому поводу обращался за поддержкой к богатым людям страны: П.Н.Милюкову и В.Д.Набокову.

Партийные дела и преследования полиции заставили его в 1914 году эмигрировать из России. После возвращения в Россию, в 1916 году был призван в царскую армию. Имел чин прапорщика. В революционный 1917 год избран делегатом I Всероссийского съезда Советов РСД и Военной конференции РСДРП(б). Сразу же был избран Председателем исполкома 12-й армии. Становится членом первого ВЦИК-а и народным комиссаром (министр в правительстве) по военным делам (октябрь-декабрь 1917 года). На посту наркома юстиции СССР бессменно был на протяжении 1930-1938 гг.

Николай Васильевич был человеком разносторонних интересов. Среди советских прокуроров и наркомов, трудно было найти другого чиновника , который имел бы такие далекие от юриспруденции интересы, и в которых он достиг подлинного мастерства. К 50 годам своей жизни, Н.В. Крыленко был не только лидером в юридической науке и практике (список его трудов приближается к сотне), но и признанным мастером-альпинистом, не раз (даже в одиночку) штурмовавшим неприступные горные вершины. Свой альпинистский путь он начал во время политической иммиграции, совершая восхождения на снежные альпийские вершины с В.И.Лениным. В Татрах на его счету было несколько довольно сложных скальных восхождений. На всех восхождениях и горных походах неизменным спутником и товарищем по связке была его жена Елена Федоровна Розмирович. В то же время он был верным проводником в жизнь идей партии и правительства, по-прежнему громил «классовых врагов» общества. Знакомство с жизнью и деятельностью Н.В. Крыленко, всякий раз показывает, что этот, не раз ошибавшийся в своей деятельности человек, очень часто излишне строгий и даже - суровый, имел страстную и увлекающуюся натуру, был одержимой и талантливой личностью. 

В первые годы существования Советский альпинизм не имел централизованного управления. И люди желавшие покорять горные вершины действовали на свой риск и страх. Более того, никаких отпускных льгот в то время не было ни у кого. Даже члены правительства и госучреждений на поездку в горы пользовались только сроком своего положенного по штату отпуска. Поэтому времени на проведение качественной акклиматизации у восходителей попросту не было. Они шли на гору – «с хода». 
Только в 1929 году после первой Советско-Германской экспедиции на Памир в Москве была создана Центральная горная секция при ЦС «Общества Пролетарского Туризма» под председательством В.Л. Семеновского. В 1930 году ОПТ был преобразован в «Общество пролетарского туризма и экскурсий» (ОПТЭ). Нет ничего удивительного, что ее новым руководителем, стал самый активный альпинист страны Н.В.Крыленко - первый Главком РККА, Генеральный прокурор СССР и организатор Советского альпинизма, который в 1914 вместе с В.И.Лениным и двумя спутниками, поднялся на свою первую снежную альпийскую вершину Ден-ду-Раше.

Если принять во внимание, что в то время Советская власть к альпинизму относилась более чем прохладно, то утверждение на таком посту государственного чиновника высочайшего ранга было скорее исключением, чем изменением государственного отношения к новому делу. В это время выезды в большие горы для проведения спортивно-изыскательских экспедиций проводились крайне редко и они не могли стать действенным ориентиром для расширения альпинистской деятельности в стране. Конечно, серьезным препятствием для массовости горного спорта являлось отсутствие пригодного для восхождений и занятий снаряжения, еще не было ни одной учебной базы, секции на местах только поднимали голову. Показательны воспоминания одного из участников восхождения на Эльбрус 1927 года, которые ярко показывают положение дел у восходителей. Поляков Арий, молодой участник группы Крыленко рассказывал так: «Во главе небольшой группы Николай Васильевич поднимался на восточную вершину Эльбруса. Один за другим оставляли его спутники и уходили вниз. До седловины с Крыленко добрался лишь четырнадцатилетний Станислав (Стах) Ганецкий. Специального альпинистского снаряжения тогда ни у кого не было. Крыленко шел в обыкновенном демисезонном пальто (!). Стах - в сандалиях (!), одетых на теплые балкарские носки. К сандалиям были привязаны четырехзубые кошки (их еще называли «котятами»). На седловине силы оставили мальчика. Он не мог идти дальше. Сел на снег и от досады заплакал. Николай Васильевич весело чертыхнулся: «Ну, какой из тебя после этого пионер? А еще хочешь стать знаменитым альпинистом. Смотри, ведь вершина, совсем рядом!».Николай Васильевич помог Стаху подняться и взявшись за руки, они поднялись на вершину Эльбруса.

Из человеческих качеств так необходимых для совершения больших и ответственных дел (в т.ч. и восхождений на большие горы), Николай Васильевич Крыленко был очень прост в обращении, скромен и непривередлив дома и особенно в горах. В походной жизни его отличала постоянная ответственность за своих спутников. Для него не было проблемой встать рано и приготовить для всех завтрак, он не гнушался никакой черной экспедиционной работы. Категорически при этом отвергая всякие попытки ухаживания за собой, его рюкзак по весу всегда был равен весу любого рюкзака участников похода. У него было одно постоянное и неизменное качество – он страшно ненавидел обжор или, как он их называл – «чревоугодников». Во всех походах при любой ситуации последний кусок делился поровну.

1928 – в этом году состоялось первое значительное научно-альпинистское мероприятие – Советско-Германская Памирская экспедиция, приуроченная к 200-летию Академии наук СССР. Н.В. Крыленко принял самое активное участие в этом мероприятии в роли руководителя альпинистской группы. На Памир отправился мощный отряд из 26 квалифицированных советских специалистов и 11-ти немецких ученых и альпинистов. С германской стороны руководителем был известный исследователь и восходитель Вилли Рикмер-Рикмерс. 

1929 - на Памир (в долину Саук-Сая) была направлена разведывательная партия Главного геологоразведочного управления ВСНХ. Во главе этой экспедиции стоял Н.В. Крыленко, а научно техническое руководство осуществлял геолог Д.В. Никитин. Одной из задач экспедиции была попытка восхождения на пик Ленина. При первой попытке, группа альпинистов во главе с Н.В.Крыленко была вынуждена вернуться с высоты 6000 м. Участники группы были обуты в простые сапоги и у них отчаянно мерзли ноги. Во время второго штурма, восходители наверх пошли в обычных валенках. К вершине Н.В.Крыленко поднялся с геологами Н.Латкиным и Д.Ивановым. С ними шел красноармеец Нагуманов. Геологи не имевшие никакой подготовки вскоре отказались от подъема. Нагуманов и Крыленко поднялись до высоты 6600 м. Отсюда Крыленко был вынужден идти дальше в одиночку. К пяти часам вечера он достиг отметки 6850 м. К тому времени подобная высота не была достигнута ни одним из советских альпинистов. Но для него было ясным, что если он поднимется на вершину, то спускаться придется в полной темноте. И Крыленко отказывается от продолжения движения к вершине. Спустившись на седловину гребня, он с Нагумановым предприняли спуск на северную сторону. С тех пор этот путь стал называться перевалом Крылекно.
Работы экспедиции Н.В. Крыленко и Д.В. Никитина в 1929 году и последующие исследования Таджикской экспедиции 1930 года лишь наметили, но не разрешили вопроса о распространении золотоносных свит Сауксарского района в юго-западном направлении. Точно так же загадочным оставался тот громадный горный узел на левом борту ледника Федченко, который манил к себе альпинистов в 1928 году, казался таким близким и доступным в 1929 году, привлекал экспедицию 1930 года, все более и более закрепляя за собой название «Узла Гармо».

1931 – Академия наук СССР, продолжая начатые в 1928 г. комплексные работы по исследованию Памира, направила в 1931 г. в восточную часть хребта Петра Первого рекогносцировочную группу. Ее задачей было, прежде всего, географическое описание этого почти неизведанного района, составление его топографической карты и общая геологическая характеристика. Однако работы геодезистов, астрономов и геологов в суровых условиях диких высочайших хребтов, рассеченных глубокими ущельями с бурными речками и ледяными языками в верховьях, требовали особой технической помощи, которую могли оказать лишь опытные, тренированные альпинисты, привыкшие к долгому пребыванию на больших высотах. 

Поэтому Академия наук предложила стать во главе экспедиции председателю Общества пролетарского туризма Н.В. Крыленко, опыт которого и организационная помощь являлись залогом успеха. Задачей экспедиции являлось географическое описание этого слабо изведанного района, составление топографической карты и общей геологической характеристики.

1932 – была организована Таджикская комплексная экспедиция. Общее руководство экспедицией было возложено на Н.П. Горбунова, специальную альпинистскую группу возглавлял Н.В. Крыленко. Летом этого года было принято решение сомкнуть карту неисследованной Памирской области и раскрыть загадку пика Гармо. Перед группой Н.В.Крыленко стояла задача – совершить подъем на южное плечо пика Гармо. Группе Н.П.Горбунова предстояло совершить подъем к этой точке, но с восточной стороны. На долю группы Н.В.Крыленко выпала удача – они поднялись не только на южное, но и на северное плечо пика Гармо. С северного плеча Крыленко увидел возможный путь спуска на восток, который хоть и казался технически трудным, но вполне выполнимым. 

В 1932 г. была открыта и в следующем - 1933 году была покорена наивысшая вершина СССР, получившая, естественно для того времени, имя Сталина.

 

 

Отряд Н. В. Крыленко на леднике Москвина под пиком Коммунизма, 1932 г. 
Слева направо: сидят П. Жерденко, В. Воробьев, С. Ганецкий, А. Солдатов, Н.
В. Крыленко, Л. Бархаш стоят В. Недокладов, А. В. Москвин, П. Траубе,
Д. Церетелли, С. Ходакевич, А. Поляков (фото Ю. В. Вальтера).

 

1933 – альпинистской группой Н.В.Крыленко, совместно с геодезистами, было закончено обследование восточной части хребта Петра Первого, причем весь район оказался покрытым топографической и геологической съемкой. 
Объединенным отрядом экспедиции и ОПТЭ после тщательной подготовки совершено восхождение на высочайшую в СССР вершину - пик Сталина (7495 м)., а на восточном его склоне на высотах 5600 и 6850 м. были установлены две автоматические метеорологические станции. 
- В 1933 г. очередная инициатива Н.Крыленко и комдива (командир дивизии, один из основоположников армейского альпинизма) В.Клементьева при горячей поддержке военного комиссара (по сути – военного министра) Клима Ворошилова была претворена в жизнь - отдел туризма Центрального Дома Красной Армии (ЦДКА) провел массовый (более 100 участников) поход. Подобного типа мероприятие впервые проводилось в стране и, по предложению К.Ворошилова получило название - «Альпиниада».

По инициативе Н.Крыленко в 1934 была проведена 1-я Памирская экспедиция Красной Армии на пик Ленина с северной стороны. Руководителем экспедиции был утвержден Н.В. Крыленко, который лично вел отряд в 24 человека до высоты 7000 м. Жестокая непогода и отсутствие теплого снаряжения, заставили отряд повернуть назад. 8 сентября на вершину все же сумели подняться три человека: руководитель группы военно-морской летчик Касьян Чернуха, инструктор альпинизма Виталий Абалаков и военнослужащий Среднеазиатского военного округа Иван Лукин. Они установили на вершине бюст В. И. Ленина, высочайший в мире памятник вождю Российской революции. 

В этом же году защищает докторскую степень по государственным и общественным наукам.

1935 – При самой активной поддержке со стороны Н.В.Крыленко на самом верху власти, было сломлено нежелание чиновников содействовать проведению очередного мероприятия - 1-й альпиниады ВЦСПС, с восхождением на Эльбрус.

В 1936 году Н.В. Крыленко руководил 2-й Памирской экспедицией Красной Армии на пик Ленина, участники которой (173 человека) достигли высоты 6800 м. Затяжная непогода, обильные снегопады, резкий ветер и, конечно - никуда не годное снаряжение (по сути – его полное отсутствие, красноармейцы шли в обычной солдатской форме и в ботинках с обмотками) – все это заставило восходителей повернуть вниз.

В 1937 году он готовит грандиозную экспедицию на Памир с целью покорения 3-х семитысячников в честь 20-летия Октябрьской революции. Экспедиция закончилась восхождениями на пик Ленина (7134) и пик Коммунизма (7495). Служебные обязанности и занятость в государственных делах не позволили Н.В.Крыленко принять личное участие в этих восхождения. 

В январе 1937 года Н.В.Крыленко выбирается первым председателем секции альпинизма при Всесоюзном комитете по делам физкультуры и спорта при СНК СССР. (Это прообраз последующей Федерации альпинизма СССР).

 

 

Н.В.Крыленко (справа) со своими верными 
помощниками по Памирским экспедициям 
слева – Стах Ганецкий, затем – Арий Поляков 
– курсантами Военно-воздушной Академии.

 

 

Н.В Крыленко в разные годы в горах Памира.
(Фото: архив А.Полякова и В.Томчика)

 

В связи с рядом альпинистских выдающихся достижений периода 1932-1934 гг., произошел перелом отношения к развитию альпинизма в стране. Началось государственное признание альпинизма. И. Сталин с подачи Н.Крыленко, К. Ворошилова и Н. Горбунова стал лично курировать развитие альпинизма в стране. По своей сути такое решение стало доктриной Советской власти. Более того, был выдвинут и принят к исполнению лозунг о том, что альпинизм укрепляет мобилизационную готовность советского народа и является одним из важнейших оборонных видов спорта, а Красная Армия является инициатором массового альпинизма.

В одной из бесед с О.Ю. Шмидтом, Крыленко обронил такую фразу: « Альпинизм – является хорошей школой мужества и что нашей Родине нужны мужественные люди..., а как мало мы делаем в этом направлении! Мы не развиваем массовый альпинизм». Шмидт не менее горячо и активно поддержал его «Вы, Николай Васильевич, совершенно правы, вот и займитесь пропагандой и внедрением этого, безусловно, полезного вида спорта». 

На что Н.Крыленко ответил в стиле государственного деятеля: «Я ставлю перед собой задачу на материале наших экспедиций популяризировать полезность участия спортсменов-альпинистов в исследованиях новых высокогорных районов. Этим убью сразу двух зайцев: докажу нашей молодежи полезность и увлекательность альпинистского спорта, а нашим ученым – необходимость привлечения альпинистов в такие экспедиции». Одним из результатов состоявшейся беседы, ЦИК СССР выпустил примечательный документ, согласно которому ВСНХ СССР был обязан организовать массовое производство необходимого для нужд физической культуры оборудования и инвентаря. В большей мере, данное постановление в дальнейшем содействовало и производству горного снаряжения.

Занимаясь сложными государственными делами, приступая к созданию единой альпинистской организации страны, он не забывал о личном участии в горных мероприятиях. Принимая во внимание его личные альпинистские достижения и вклад в исследование горных районов страны, ему в 1934 году было присвоено только что введенное звание «Заслуженный мастер альпинизма». Именем Крыленко назван перевал к востоку от пика Ленина и две вершины на Памире 6415 и 6100 в Язгулемском хребте. Именем Елены Розмирович назван левый приток ледника Федченко.

Н. В. Крыленко находился в самом расцвете своих сил, когда в годы массовых сталинский репрессий над его головой сгустились тучи. В 1938 году на Пленуме ЦК ВКП(б) Крыленко подвергся критике, формально — за то, что тратил слишком много времени на альпинизм, когда другие работают.

К этому времени у Николая Васильевича была уже большая семья: вторая жена, Зинаида Андреевна Железняк, и четверо детей: сыновья Сергей и Николай и дочери Ирина и Марина. Сначала арестовали родного брата, Владимира Васильевича, работавшего на Уралмедстрое заместителем главного инженера (и расстрелян на полигоне "Коммунарка" 15 марта 1938 года. Реабилитирован за отсутствием состава преступления 10.08.1955.), затем появились угрожающие записки о его деятельности, адресованные КПК при ЦК ВКП(б), потом и самого не включили в состав Правительства СССР, образованного в соответствии с новой Конституцией СССР.

В одном из них на имя Мехлиса (копия предусмотрительно была направлена и в Секретариат И. В. Сталина), озаглавленном «О хамах и иудах», сообщалось, что Крыленко груб по отношению к посетителям, а его «неистовый крик, топанье ногами, угрозы, стопудовые остроты… общеизвестны», что любимым изречением наркома было «расстрелять», произносимое им через неоднократное «р-р-р» и «металлическим» («под Троцкого») голосом». Доносчик припомнил одну фразу, якобы произнесенную Крыленко, когда тот был прокурором республики и одновременно руководителем Союза охотников: «Мне дан мандат и на зверей, и на людей».

Записка в КПК при ЦК ВКП(б) в отношении Н. В. Крыленко

Секретно

ЗАМ. ПРЕДСЕДАТЕЛЯ КПК при ЦК ВКП(б) тов. ШКИРЯТОВУ М. Ф.

О положении в Наркомюсте СССР.

Поступивший ряд острых сигналов говорит о том, что в Наркомюсте СССР неблагополучно. Борьба с последствиями вредительства в практике работы судебных органов не проводится. Имеют место в практике работы судебных органов факты издевательства над трудящимися, либерального отношения к врагам народа, смазывания дел о вредительстве, применения высоких мер наказания за сравнительно несерьезные преступления и бездушного отношения к жалобам. Лично Нарком Юстиции СССР, Крыленко Н. В., политического доверия не заслуживает в связи с совершенным им крупным должностным преступлением политического порядка, о чем мы писали в поданной вам записке.

Факты таковы: несмотря на известное Лепельское дело, ни в Белорусских судебных органах, ни в Наркомюсте необходимые выводы не сделаны. Бывший Наркомюст БССР Кудельский сообщил в Наркомюст Союза, что им проверяется работа судов по Лепельскому округу. На самом же деле ничего до сих пор не сделано. Макаровский Михаил был осужден Лельчицким нарсудом Белоруссии на 3 года, Верхсуд заменил наказание штрафом в 400 руб., тем не менее он три года отсидел в тюрьме, с него взыскали 400 р., а по возвращении домой его выслали в Сибирь «как осужденного». В Любанском районе Белоруссии Томкович Иван был осужден на 3 года, «как злостный несдатчик» госпоставок, а проверкой установлено, что он недовыполнил поставок только на 9 кгр. зерна, а другие поставки он перевыполнил. Строчке Александра была осуждена Сенненским нарсудом Белоруссии 25 апреля 1934 г. к лишению свободы на 5 лет. Верхсуд отменил и послал райпрокурору на доследование, который ничего не сделал, а Строчке продолжала сидеть в тюрьме. 18-летняя Ольга Конькова была осуждена вместо брата на 10 лет лишения свободы за невыполнение сельхозпоставок и только через три года (Х. 1936 г.) была освобождена по ходатайству прокурора лагеря. С другой стороны, фашисты Яното и Риза, связанные со шпионскими организациями в Германии и с Германским консульством в СССР, осуждены спецколлегией Верхсуда Белоруссии всего на 3 года и без поражения в правах. В Чауссах вдохновитель ночных разбоев б. нач. политотдела МТС, Морозов, был осужден на 1 год принудительных работ, а выполнявшие его волю и директивы 4 председателя сельсовета и 4 председателя колхозов осуждены на 8—10 лет каждый. За последние 3 года осуждены в Белоруссии свыше 500 председателей сельсоветов и больше 3000 председателей колхозов. Многие дела об избиениях колхозников (подвешивание за ноги, привязывание к оглоблям телеги, оставление на сутки привязанными к скамейке в канцелярии колхоза и т. д.) были смазаны. Дела о вредительстве также смазывались. За отравление 50 рабочих на могилевской шелковой фабрике ответственный за технику безопасности Войткевич был осужден только на 1 год принудительных работ, после чего он перешел на работу по той же специальности на труболитейный завод, где начались массовые аварии с человеческими жертвами, а один рабочий был перерезан краном на две части. Войткевичу дали возможность скрыться. Много дел о вредительстве просто прекращено.

В кассационной коллегии Верхсуда обнаружены без ответа 462 жалобы, из которых многие лежат по году-два. В результате ряд лиц, незаконно осужденных в  Белоруссии, продолжают сидеть в тюрьмах, а враги народа, вредители, остаются во многих случаях не наказанными.

До последнего времени продолжала действовать вредительская инструкция НКЮ Верхсуда БССР «О порядке выполнения судебных решений», согласно которой судисполнителю представлялось право по его личному усмотрению приостанавливать или даже прекращать выполнение решений суда. Следствия по делам тянутся годами.

Серьезные сигналы, поступавшие в Наркомюст СССР из Свердловска, не только глушились, но врагам народа помогали расправляться с разоблачителями. Работник уральского завода тяжелого машиностроения Еремеев В. С., член Президиума Урал ОСО и член Центрального Совета Осоавиахима, вручил Эйдеману рапорт с изложением преступлений, совершенных в Уральском Осоавиахиме. Так как ответ Эйдемана носил характер угрозы и прямой защиты впоследствии разоблаченных врагов народа, то Еремеев заявил, что он передает другой рапорт тов. Молотову. Еремеев, явившись в Кремль, был от имени Эйдемана предупрежден, что до расследования всего вопроса он, Еремеев, будет находиться в Кремле. По показаниям Еремеева, последний находился 1 месяц и 8 дней в Кремле, без права выхода из него в «положении почетного ареста». Материалы по этому делу были у Крыленко, который движения вопросу не дал. Другого разоблачителя врагов народа — Моррейна — исключили из членов Свердловской коллегии защитников, объявили авантюристом и врагом народа, в течение 7 месяцев ему не выдавали зарплаты. Работники Наркомюста (Гершман, Зайко, Рукавицын, Кожевников) и лично Крыленко принимали все меры для расправы с Моррейном, который вопреки этому реабилитирован Уполномоченным КПК по Свердловской области.

В связи со всеми этими фактами мы просим ускорить рассмотрение нашего предложения:

Крыленко Н. В. с поста Наркома Юстиции СССР немедленно снять, предложить прокурору Союза привлечь Крыленко Н. В. к уголовной ответственности за совершение должностного преступления, а вопрос о партийности Крыленко передать в Партколлегию КПК.

Руководитель адм. советской и фин. банковск. группы — (С. ШАДУНЦ).

Ответ. контролер — (М. ЧЕРНИН).

Российский государственный архив социально-политической истории. Ф. 589, оп. 3, д. 15675, т. 2, л. 39—41.

19.01.1938г отстранен от должности. Едва ли ему приходило в голову, что проповедуемый им подход к правосудию будет применен к нему самому. Органы НКВД составили справку на его арест еще 15 декабря 1937 года, но выжидали месяц и дали ей ход только после окончания сессии. В ней отмечалось, что Крыленко «является активным участником антисоветской организации правых и организованно был связан с Бухариным, Томским и Углановым. С целью расширения антисоветской деятельности насаждал контрреволюционные кадры правых в наркомате. Лично выступал в защиту участников организации и проталкивал буржуазные теории в своей практической работе». Далее указывалось, кем именно он изобличается. Картина вырисовывалась такая: Крыленко якобы считал, что ЦК пытается обмануть страну, скрывая истинное положение дел, что руководство страной и партией оказалось в руках людей, не понимающих значения закона и свое усмотрение ставящих выше закона, что страна заинтересована в скорейшей смене этого руководства. Сталина же Крыленко называл диктатором, загнавшим страну в тупик, и считал, что он должен быть снят с поста Генерального секретаря.

31 января 1938 года нарком внутренних дел Н. И. Ежов начертал на этой справке лаконичную резолюцию: «Арестовать», и в тот же день его заместитель Фриновский подписал ордер на арест Крыленко и на производство у него обыска.

В ночь на 1 февраля 1938 года Николая Васильевича арестовывают по обвинению в принадлежности к антисоветской организации, как «английского шпиона», в своей квартире в доме № 25 по Новинскому бульвару. Так начался непродолжительный, но самый трагичный период его жизни.

 Следствием по делу Н. В. Крыленко занимался сотрудник госбезопасности Коган. Он и произвел первый допрос бывшего наркома. Однако «признательные» показания Николая Васильевича появились в деле только 3 февраля 1938 года, причем даже не оформленные официальным протоколом. Это было заявление Крыленко, адресованное наркому внутренних дел Н. И. Ежову и написанное на разрозненных листках бумаги. Текст был такой: «Я признаю себя виновным в том, что с 1930 года я являюсь участником антисоветской организации правых. С этого же года начинается моя борьба с партией и ее руководством. Антипартайные шатания я проявил еще в 1923 году по вопросу внутрипартийной демократии. Если в этот период я из своих взглядов никаких организационных выводов не сделал, то внутреннее недовольство положением в партии не изжилось. Организационной связи с троцкистами я тогда не имел, организационной борьбы с партией не вел, но оставался человеком, оппозиционно настроенным на протяжении ряда лет…»

Далее он подробно излагал, в чем конкретно заключалась его «вредительская» деятельность. Свое заявление закончил так: «Признаю целиком и полностью громадный вред, причиненный моей антисоветской деятельностью делу строительства социализма в СССР».

Несмотря на столь обширное заявление с признанием своей «вины», первый протокол допроса Н. В. Крыленко был оформлен лишь спустя два месяца, 3 апреля 1938 года. Он был отпечатан на машинке на двадцати шеста листах. И хотя после этого Николай Васильевич неоднократно вызывался к следователю, второй протокол допроса, теперь уже на тридцати листах, составлен лишь 28 июля 1938 года. Крыленко снова подтвердил свои признательные показания и даже назвал тридцать человек, якобы вовлеченных им в организацию правых.

Примерно за десять дней до окончания следствия его делом стал заниматься сотрудник госбезопасности Аронсон. Он заканчивал дело в спешке – видимо, поступило указание разобраться с Крыленко побыстрее. 28 июля 1938 года Аронсон предъявил ему обвинение в контрреволюционной деятельности, и в тот же день состоялось подготовительное заседание Военной коллегии Верховного суда СССР под председательством Ульриха. Обвинительное заключение, очевидно, было составлено загодя, так как Рогинский поставил на нем дату: «27 июля 1938 года».

Судебное заседание Военной коллегии Верховного суда СССР открылось 29 июля 1938 года в 13 часов 20 минут. На вопрос председателя Крыленко ответил, что виновным себя признает и показания, данные им на предварительном следствии, подтверждает. Он пояснил, что в 1936 году у него был разговор с Бухариным, во время которого они затрагивали вопросы терроризма. Бухарин его информировал о террористической деятельности правых и спрашивал его и Пашуканиса, что они делают. Он Бухарину ответил, что пока конкретно ничего не сделал, но если надо, то будет «работать» в этом направлении.

Больше Н. В. Крыленко никаких вопросов не задавали – сразу же предоставили последнее слово. Он сказал, что у него за плечами двадцать пять лет революционной работы и только восемь лет антисоветской деятельности, поэтому надеется на соответствующее решение суда.

И суд действительно не замедлил дать ответ. Уже через несколько минут Ульрих объявил приговор: высшая мера наказания – расстрел в Москве на полигоне НКВД "Коммунарка" с конфискацией имущества. Заседание продолжалось всего двадцать минут и закрылось в 13 часов 40 минут. Приговор был приведен в исполнение в тот же день.

Обвинительное заключение по делу Н. В. Крыленко

«УТВЕРЖДАЮ» «УТВЕРЖДАЮ»

Зам нач. 4 отдела 1 упр. НКВД Прокурор Союза ССР

майор Госуд. безопасности (А. ВЫШИНСКИЙ)

(ГЛЕБОВ)

«28» июля 1938 года «27» июля 1938 года

 

ОБВИНИТЕЛЬНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

по следственному делу № 10581 по обвинению КРЫЛЕНКО Николая Васильевича по ст. ст. 58 п. 7, 8 и 11 УК РСФСР.

В января 1938 года НКВД СССР был арестован, как активный участник к-р. право-троцкистской организации, бывш. Наркомюст СССР КРЫЛЕНКО Николай Васильевич.

Произведенным по делу следствием установлено следующее;

Обвиняемый КРЫЛЕНКО Н. В., будучи политически тесно связан на протяжении ряда лет с БУХАРИНЫМ, ПЯТАКОВЫМ и другими руководителями к-р. право-троцкистского блока, с 1930 г. является активным участником к-р. организации правых.

Обвиняемый КРЫЛЕНКО Н. В., работая в качестве наркома Юстиции РСФСР и затем СССР, создал в органах Юстиции крупную к-р вредительскую организацию правых и руководил ее подрывной деятельностью в органах Юстиции вплоть до 1938 года.

За этот период КРЫЛЕНКО Н. В. лично завербовал в состав к-р вредительской организации свыше 30 человек.

Будучи связан по совместной к-р деятельности с руководителями к-р организации правых, — БУХАРИНЫМ, АНТИПОВЫМ, СУЛИМОВЫМ, КРЫЛЕНКО был осведомлен от них о том, что к-р организация правых направляет свою деятельность на подготовку интервенции со стороны фашистских государств против СССР и на поражение СССР.

Эти установки КРЫЛЕНКО Н. В. разделял и свою практическую к-р деятельность направлял на достижение этих же целей, т. е. интервенции и поражения СССР.

КРЫЛЕНКО Н. В. в 1936 году принял от БУХАРИНА задание о подготовке террористических актов против руководителей ВКП(б) и советского правительства.

На основании вышеизложенного,

КРЫЛЕНКО Николай Васильевич, 1885 года рождения, урож. б. Сычевского уезда, Смоленской губ., русский, гр-н СССР, по образованию юрист, член ВКП(б) с 1904 до времени ареста, работавший перед арестом в качестве наркома юстиции СССР, — обвиняется в том, что являлся вплоть до дня ареста активным участником к-р вредительско-террористической организации правых, т. е. по ст. ст. 58 п. 7, 8 и 11 УК РСФСР.

Настоящее следдело подлежит рассмотрению Военной Коллегии Верхсуда СССР, с применением закона от 1/ХII-1934 года.

Нач 9 отделения 4 отдела 1 упр НКВД

капитан Государств. безопасности:

(АРОНСОН)

Уголовное дело № Р-2239 по обвинению Н. В. Крыленко. Т. 1, л. 83—84.

…14 октября 1954 года 3. А. Железняк обратилась в ЦК КПСС с заявлением, прося реабилитировать ее мужа Н. В. Крыленко. По поручению Генерального прокурора СССР Р. А. Руденко дело проверила Главная военная прокуратура. Военный прокурор подполковник юстиции Васильев, тщательно изучив все материалы и допросив ряд свидетелей, пришел к выводу, что в действиях Н. В. Крыленко состав преступления отсутствует и дело подлежит прекращению. Об этом он составил 25 апреля 1955 года мотивированное заключение, которое Р. А. Руденко 9 августа утвердил. 10 августа 1955 года Военная коллегия Верховного суда СССР под председательством генерал-лейтенанта юстиции Чепцова и при участии членов коллегии полковников Борисоглебского и Лихачева отменила приговор в отношении Н. В. Крыленко и прекратила дело за отсутствием в его действиях состава преступления.

Спустя тридцать лет, 27 мая 1985 года, в Мраморном зале Прокуратуры Союза ССР собрались работники правоохранительных органов, ответственные работники ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР, Совета министров СССР, ветераны органов юстиции, представителиКартинки по запросу Н.В.Крыленкоюридической общественности, ученые и журналисты для того, чтобы торжественно отметить столетие со дня рождения «выдающегося юриста, наркома юстиции СССР и РСФСР и прокурора республики Николая Васильевича Крыленко». В президиуме собрания – дети Н. В. Крыленко: Ирина Николаевна, Марина Николаевна, Сергей Николаевич и Николай Николаевич. Торжественное собрание открыл первый заместитель Генерального прокурора СССР Н. А. Баженов. Министр юстиции СССР Б. В. Кравцов рассказал о жизненном пути и деятельности одного из организаторов советской юстиции и прокуратуры. Выступившие ветераны поделились своими воспоминаниями о Николае Васильевиче Крыленко, рассказали о его «кипучей энергии». С огромным интересом собравшиеся слушали дочь Крыленко – М. Н. Симонян, автора многих очерков о жизни и деятельности отца.

25 сентября того же года в Смоленске в торжественной обстановке был открыт памятник Николаю Васильевичу Крыленко (скульптор В. Горевой, архитекторы Н. Соколов и И. Марченков). На торжества прибыли заместитель Генерального прокурора СССР И. В. Черменский, представители Министерства юстиции СССР и Министерства обороны СССР, родные и близкие. В бронзе Крыленко был изображен именно таким, каким его запомнили современники: порывистым, страстным и решительным.

Н. В. Крыленко, по отзывам современников, всегда внимательно относился «к оценке деятельности судов и судей». Он не терпел верхоглядства, парадности, приукрашивания положения дел на местах. Всегда «умел дать понять работнику свое нетерпимое отношение к необъективности, неправильности и фальши». Старейший сотрудник органов юстиции А. И. Егоров, бывший при Крыленко старшим ревизором по судебным учреждениям, с большой теплотой вспоминал общение с наркомом. Он рассказывал: Его «критический анализ и принципиальная оценка результатов проверки деятельности судов, проектов указаний, инструкций и других документов, неуемная энергия и настойчивые поиски нового учили постоянно совершенствовать профессиональное мастерство».

В Санкт-Петербурге, г. Могилев, г.Сычёвке есть улицы Крыленко.

 Улица Крыленко в Могилеве.

 

          

Н.В.Крыленко работы Ю.К.Арцыбушева

     ÐšÐ°Ñ€Ñ‚инки по запросу Н.В.Крыленко

Картинки по запросу Н.В.Крыленко

320

Шахматы и шашки в рабочем клубе: Двухнедельный и популярный иллюстрированный шахматно-шашечный журнал: Орган ВСФК и ВЦСПС: [Комплект за 1927 г.] / отв. ред. Н.В. Крыленко; сотр.: гроссмейстеры Грюнфельд, Зэмиш, С.Г. Тартаковер, ... [и др.]. М.: ГИЗ, [1924-1935]. В составном владельческом переплёте.

Картинки по запросу Н.В.Крыленко     ÐŸÐ¾Ñ…ожее изображение  ÐŸÐ¾Ñ…Ð¾Ð¶ÐµÐµ изображение

Похожее изображение    ÐšÐ°Ñ€Ñ‚инки по запросу Н.В.Крыленко  ÐŸÐ¾Ñ…Ð¾Ð¶ÐµÐµ изображение  ÐŸÐ¾Ñ…Ð¾Ð¶ÐµÐµ изображение   ÐŸÐ¾Ñ…ожее изображение  ÐŸÐ¾Ñ…Ð¾Ð¶ÐµÐµ изображение  ÐŸÐ¾Ñ…Ð¾Ð¶ÐµÐµ изображение  ÐšÐ°Ñ€Ñ‚Ð¸Ð½ÐºÐ¸ по запросу Н.В.Крыленко  ÐŸÐ¾Ñ…Ð¾Ð¶ÐµÐµ изображение ÐšÐ°Ñ€Ñ‚инки по запросу Н.В.Крыленко  ÐŸÐ¾Ñ…Ð¾Ð¶ÐµÐµ изображение  ÐšÐ°Ñ€Ñ‚Ð¸Ð½ÐºÐ¸ по запросу Н.В.Крыленко  ÐŸÐ¾Ñ…Ð¾Ð¶ÐµÐµ изображениеКартинки по запросу Н.В.Крыленко     ÐšÐ°Ñ€Ñ‚инки по запросу Н.В.Крыленко   ÐŸÐ¾Ñ…ожее изображениеПохожее изображение  ÐšÐ°Ñ€Ñ‚Ð¸Ð½ÐºÐ¸ по запросу Н.В.Крыленко  ÐšÐ°Ñ€Ñ‚Ð¸Ð½ÐºÐ¸ по запросу Н.В.Крыленко  ÐšÐ°Ñ€Ñ‚Ð¸Ð½ÐºÐ¸ по запросу Н.В.Крыленко  ÐšÐ°Ñ€Ñ‚Ð¸Ð½ÐºÐ¸ по запросу Н.В.Крыленко 

По белому пятну Из памирских впечатлений Крыленко Н.В.

 

Картинки по запросу Н.В.Крыленко  ÐšÐ°Ñ€Ñ‚Ð¸Ð½ÐºÐ¸ по запросу Н.В.Крыленко  ÐšÐ°Ñ€Ñ‚Ð¸Ð½ÐºÐ¸ по запросу Н.В.Крыленко  

 

Источники:

https://history.wikireading.ru/291251

http://www.mountain.ru/article/article_display1.php?article_id=5425

http://www.hrono.ru/biograf/bio_k/krylenko_nv.php

http://protivpytok.org/sssr/antigeroi-karatelnyx-organov-sssr/krylenko-n-v

https://lawbook.online/istoriya-prava/kryilenko-nikolay-vasilevich-18851938-vidnyiy-26484.html

Администрация Смоленской области

Департамент Смоленской области по культуре и туризму

Культурное наследие земли Смоленской

http://obd-memorial.ru

НЭБ Национальная электронная библиотека

Праздники России

Журнал  для библиотекарей

Электронная библиотека

Библиотечная система

субъектов Российской Федерации

 

Библиотекарь.Ру

 Газета "Культура"

Изображение

Официальный интернет-портал правовой информации

РусРегионИнформ

Новый  сетевой  проект

Библиотека рекомендует

 

 

 

 

 

 

 

 

Левитин, М.Н. Я вижу Россию… кн.2. – Смоленск: Маджента, 2017. – 320 с.

 

 

 

 

 

 

 

 

Алфимова, А.В. Защитникам и освободителям Смоленщины посвящается. 1941-1943/А.В. Алфимова. – Смоленск: Свиток, 2019. – 168 с.

 

 

 

 

 

 

 

 

Я встретил друга. Владимир Макаренков/ сост. Е.И. Самоедов (Черняк). – Смоленск: Свиток, 2019. – 664 с.: ил.

 

 

 

 

 

 

 

 

Сбитнев, В., Стрелков, В., Талалаев В. Афганистан всегда со мной. – Смоленск: Издательство «Смоленская типография», 2018. – 172 с.

 

 

 

  

 

 

 

 

Маленький город с большой душой: история города Сычевки в стихах/ МКУК «Сычевская ЦБС»; сост. Т.А. Асянова; ил. В.И. Поляковой. – Смоленск: [б.и.], 2018. – 58 с.: ил.

 

 

 

 

 

 

 

 

Губарев, В. С.  Величайшая тайна Гагарина. Мифы и правда о первом космонавте СССР. – М.: Яуза: Эксмо, 2014. – 320 с. – ( Гагарин. К 80-летию Первого космонавта).

 

 

©Муниципальное казённое учреждение культуры «Сычёвская централизованная библиотечная система», 2019

Web-canape — создание сайтов и продвижение

Яндекс.Метрика

Главная | RSS лента

215280, Смоленская область, г. Сычевка, ул. Б. Пролетарская, д. 2
8 (48130) 4-11-81
libsych@rambler.ru